Регистрация

Владимирская икона Богоматери

Автор: Плаксин Олег
Опубликовано: 28-02-2017, 21:26, посмотрело: 447
Божия Матерь

Владимирская икона Богоматери

Владимирская икона в городе Владимире

Эта икона одинакова по размерам с подлинною, находящеюся в Московском Успенском соборе; ее написал святой митрополит Петр, когда был настоятелем в Ратском монастыре, на Волыни, где обучился иконописи, и поднес ее киевскому митрополиту Максиму, при посещении им Ратской обители. Митрополит, украсив эту икону драгоценными камнями и жемчугом, имел постоянно при себе до самой своей кончины, постигшей его во Владимире, куда он перешел из Киева, в 1229 году, во избежание притеснения от татар.

По смерти митрополита Максима, игумен Геронтий отправился в Константинополь добиваться посвящения в первосвятительский сан на Всероссийскую митрополию, взяв с собою святительское облачение, пастырский жезл и Владимирскую икону.

Узнав об этом, галицкий князь Юрий, давно желавший учредить в своем княжении митрополичью кафедру, убедил Ратского настоятеля Петра отправиться с его грамотою к Цареградскому Патриарху Афанасию, для посвящения в сан митрополита. Игумен Петр прибыл в Царьград и был посвящен в первосвятительский сан еще до прибытия Геронтия, который, по устроению Божию, был задержан бурею на море. В это время Геронтию было открыто в видении, что он напрасно едет в Царьград, что на престол Русской митрополии будет возведен Петр, Ратский игумен. «Геронтиеви же, — говорится в Степенной книге, — в печали сущу (от морского волнения) в нощи явися ему икона Пречистыя Богородицы, яже бе своима руками Петр преподобный написал, глаголюще ему сице: всуе тружашеся, толику путеви вдался еси; не взыдет на тя великий святительски сан, его же восхитити вожделел еси; но иже Мене написавый, Петр игумен Ратский, служитель Сына Моего и Бога и Мой, той возведен будет на высокий престол славныя митрополии Русски, и престол украсит, и люди добре упасет».

Когда Геронтий прибыл в Царьград, рассказал об этом Патриарху Афанасию, он отобрал у него святительское облачение, митрополичий жезл и Владимирскую икону Богоматери и все отдал новопроизведенному митрополиту святому Петру, которому посоветовал отправиться прежде в Киев, а потом во Владимир.

Так Владимирская икона, написанная святым Петром и поднесенная им митрополиту Максиму, перешла опять к нему. Прибыв во Владимир, он передал ту икону во Владимирский кафедральный собор.

В начале XVIII века стольник Григорий Андреевич Племянников после осмотра низовых городов, по царскому повелению, на возвратном пути через Владимир в Москву, так занемог, что принужден был остановиться во Владимире и искать средства к облегчению болезни. Никакие человеческие средства не могли ему помочь, осталась одна надежда на помощь Божию, и он с усердной молитвой обратился к Врачу душ и телес. Не имея сил говорить, он знаками объяснил своей супруге, чтобы принесли из собора в его дом Владимирскую икону. Как только внесли икону в дом, Племянников вдруг почувствовал возможность подняться с постели. Потом, став на колени пред иконою, усердно помолившись во время молебна и выпив освященной воды, он тотчас начал говорить, хоть с трудом, но потом и совсем выздоровел.

В знак благодарности Племянников сделал в соборе значительные поправки на собственные средства и приложил большой серебряный ковш, внутри которого по его приказанию вычеканена следующая надпись: «1708 года 15-го января, сей ковш дал вкладу во Владимир в соборную церковь Пречистыя Богородицы Успения, стольник Григорий Андреевич Племянников, по обещанию своему, за совершившееся чудо цельбы от Бога, предстательством Богоматери и святых (Владимирских) чудотворцев от смертных врат на живот возвращение».

Владимирская икона Богоматери, богато украшенная, стоит в соборе по левую сторону Царских врат в иконостасе; пред нею постоянно горит огонь в сребровызлащенной, старинной работы, лампаде.

Владимирская икона Богоматери

Богоматерь Умиление Владимирская. XVII в


Владимирская икона Богоматери

Владимирская, чудотворная икона Пресвятой Богородицы (Гликофилусса)


Об иконе Владимирской-Оранской

В царствование Михаила Феодоровича, при Патриархе Филарете Никитиче в 1629 году в окрестностях Нижнего Новгорода жил один благочестивый человек Петр Гладков. Он служил в военной службе и имел вотчину в окрестностях нынешнего Оранского монастыря. Этот человек имел большую веру в икону Владимирской Богоматери, находящейся в Московском Успенском соборе. Он просил протопопа Успенского Собора, Кодрата, занимавшегося иконописанием, списать для него точную копию с нее. Протопоп Кодрат с помощью другого живописца Григория Черного исполнил в точности желание Петра Гладкова. Гладков, получив икону, отвез ее в свою вотчину, в село Бочеево. Эта икона в доме помещика находилась пять лет.

В 1634 году на пятой неделе Великого поста под субботу Похвалы Богородицы Гладков слышал во сне голос: «Иди семо». Он почувствовал, что пошел и, придя на какую-то гору, услышал голос, повелевающий ему на этом месте построить храм в честь Владимирской иконы Богоматери, а до построения храма поставить на горе крест. Этот сон повторялся три раза. Проведя остальные дни Великого поста в посте и молитве и благочестиво встретив Святую Пасху, Гладков в субботу на Святой неделе пошел искать ту гору, которую видел во сне.

Когда он шел густым дремучим лесом к полю, называемому Оранополе, зайдя в непроходимый лес, увидел огонь на Славенской горе. Думая, что там люди, и боясь заблудиться, Гладков пошел к этой горе и вскоре увидел, что это был сверхъестественный свет. День был дождливый, и все небо покрыто густыми облаками, но на Славенской горе было видно как бы солнечное сияние, в виде столба восходившее до небес. Взойдя на гору. Гладков увидел, что это та самая гора, которую он видел во сне. Гладков отправился тотчас в Москву к Патриарху Иоасафу и, все рассказав ему, просил у него храмозданную грамоту на сооружение храма в честь Владимирской иконы Богоматери, на Словенской горе. Гладков, получив грамоту, возвратился в свое село Бочеево и на указанном для храма месте поставил мраморный крест величиною в пять пядей, который хранился в роде Гладковых и переходил от отца к сыну через несколько поколений; вскоре начал строить храм.

В окрестностях Словенской горы жили мордовцы, идолопоклонники; они жили в лесу и главное их занятое было пчеловодство, а потому мордовцы со злобою смотрели на воздвигаемое Гладковым здание. Несколько человек решились было разрушить его при начале; семь недель они ходили по окрестностям Славенской горы с этим намерением, но Пресвятая Богородица не допустила их исполнить его.

Храм был достроен, и мордовцы были поражены множеством чудес, совершавшихся от иконы Богоматери. Но, желая отнять у Гладкова место, где он поставил храм, мордовцы написали челобитную к царю, в которой говорили, что Гладков насилием воздвиг в их мордовском бортовом лесу церковь и много земли себе присвоил. Челобитная попала думному дьяку Грамотину, он, упрошенный мордвою, принял участие в их деле, и даже слова «Петр Гладков поставил церковь», замарал и заменил другими: «Петр Гладков поставил насильством свой двор и людей своих устроил тут на жительство и землю Мордовскую вспахал».

В Нижний Новгород к воеводе Шереметеву была послана грамота с приказанием снести двор Гладкова, людей оттуда вывести и землю возвратить мордве.

Но, по исследовании, на Словенской горе нашли только церковь и келий для иеромонаха и семи монахов. Об этом донесли в Москву и получили разрешение оставить церковь и келий на Оранополе. Между тем составитель грамоты был долго болен и, поняв, что он наказан за клевету на храм Богоматери, раскаялся и все рассказал.

От Оранской иконы совершалось много чудес, слух о них дошел и до патриарха. Архимандриту Печорского монастыря было приказано удостовериться в них и, когда он донес о действительности чудес, патриарх доложил царю Михаилу Феодоровичу, который и приказал устроить на Оранском поле монастырь, названный Оранским.

Не прошло и двух месяцев после рассказанных событий, как святой обители опять угрожала опасность быть разграбленной и уничтоженной. Теперь эта опасность грозила со стороны деревни Инилей, где мордва задумала сжечь обитель и ее жителей. Для исполнения замысла осенью 1635 года большая толпа отправилась к пустыни. Но беззащитная обитель находилась под покровительством Самой Царицы Небесной, и все усилия врагов имени Христова были напрасны.

Как только толпа приблизилась к обители, на небе появились дивные знамения, которые на всю толпу навели такой ужас, что она разбежалась и несколько дней блуждала по лесам, прежде чем могла добраться до своего селения. Находившиеся в этой толпе, придя после в обитель, рассказывали об этом чудном событий и, объясняя причину своего испуга и бегства, говорили, что, когда, подойдя к обители, они начали подниматься на Словенскую гору, вдруг увидели пред собою необыкновенно чудный свет, поднимавшийся над обителью в виде столба, а по сторонам множество народа с оружием, готовившегося напасть на нарушителей монастырского покоя.

Так же чудесно спаслась обитель от нападения на нее разбойников. Это было вскоре по основании обители и вероятно в том же 1635 году, потому что в этом году обитель особенно много перенесла несчастий. Только одна Царица Небесная, во славу и честь которой была основана обитель, и могла спасти ее от беспрерывных опасностей, угрожавших ей в начале существования. Дремучие леса Закудемского стана служили пристанищем и приютом для разбойничьих шаек. Одна из шаек, узнав о существовании обители, ворвалась в нее с намерением ограбить. В это время на помощь к своей обители явилась Богоматерь. Разбойники невидимою рукою были остановлены, где кто был, не в силах двинуться ни туда, ни сюда. Они, кое-как выбравшись из храма, вместо грабежа, со страхом все рассказали иеромонаху Феодориту, просили со слезами раскаяния простить их и помолиться Господу и дали обещание оставить разбойническую жизнь.

После этого до 1657 года обитель не подвергалась никакой особенной опасности. Нападений, имевших целью грабеж или уничтожение ее, не было. Но зато было много других неприятностей. Окрестная мордва, отказавшись совсем изгнать с своей земли ненавистных поселенцев, всеми силами старалась вредить обители. По дарственной грамоте Михаила Феодоровича к новой обители, кроме земли, занимаемой монастырскими строениями, была приписана и окрестная земля вместе с находящимся на ней лесом и сенными покосами.

Кроме этого инокам по этой же грамоте предоставлено было право свободного въезда и в мордовские угодья для рубки леса на дрова и другие хозяйственные нужды. Эта то земля и право рубки и были причиною постоянного столкновения мордвы с жителями пустыни. Не имея возможности вредить самой обители, мордвины мстили ей тем, что не допускали пользоваться отведенными ей угодьями: рубить лес, убирать траву и даже собирать грибы и ягоды. Мордва везде подстерегала жителей обители, когда они входили в леса, била их, грабила и вообще старалась сделать невозможною или крайне опасною всякую попытку запастись нужными вещами для обители.

И это тяжелое положение продолжалось не год не два, а до 1663 года, когда братия монастыря, доведенная до крайности, обратилась с просьбою о помощи и защите к высшей власти.

Главою обители тогда еще был ее основатель Гладков и по его то просьбе царь Алексей Михайлович издал указ, которым подтверждались прежние права и льготы обители и повелевалось отмежевать монастырскую землю от мордовской вдоль на версту и поперек также. Но этот указ неизвестно почему целый год лежал в Москве без движений; назначенные для приведения его в исполнение Иван Бутурлин и дьяк Андреян Яковлев и не думали о порученном им деле.

Между тем мордва не только не прекращала, но усилила свои враждебные действия против обители. Гладков опять послал царю челобитную, жаловался на несчастное положение обители и просил отмежевать монастырскую землю, чтобы было чем питаться. Эта просьба не осталась без внимания.

В 1664 году из Москвы нижегородскому воеводе Дмитрию Ивановичу Плещееву была прислана царская грамота, в которой было приказано удовлетворить справедливым требованиям Гладкова и точно были определены права и монастырские льготы в отношении к беспокойным соседям. Какое действие произвела эта грамота на мордву, усмирилась ли она или продолжала беспокоить обитель своими нападениями на ее людей, неизвестно, но, судя по тому, что подобных жалоб со стороны монастыря не повторялось и вообще нет никаких сведений о сопротивлений мордвы, можно предполагать, что царская грамота имела благотворное действие и соседи не осмеивались идти против своего повелителя, московского царя.

Между тем как обитель до поры до времени терпеливо переносила свое тяжелое положение, новая гроза, новая опасность собиралась на нее и особенно страшная, потому что ее жертвою сделался было сам престарелый ее основатель Петр Андреевич Гладков. Устроив и обеспечив всем нужным обитель, Гладков сначала не жил в ней, а только иногда из своей вотчины Бочеева приезжал сюда для наблюдения и хозяйственных распоряжений. Заведывание обителью было предоставлено им иеромонаху Феодориту, который был и единственным священником новоустроенного храма.

Прошло 8 лет, Гладков состарился и, желая быть погребенным в основанной им обители, решил поселиться в ней. В 1642 году он отписал на свою пустынь на вечное поминовение своего рода все свое имение, 40 дворов крестьян — со всею землею и угодьями, и, приняв иноческий сан под именем Павла, переселился в обитель. Не принимая сана священника, которого он считал себя недостойным, принял управление обителью и 23 года усердно заботился о ее благе и спокойствии. Для большего удобства он переселил к обители часть пожертвованных своих крестьян. Сначала они поселились в двух верстах от пустыни и исправляли все работы, в которых нуждался монастырь.

Наступил 1656 год, в это время в России свирепствовала моровая язва, и многие пали ее жертвой. Это несчастье постигло и Словенскую пустынь. Из всей братии в живых осталось только трое: настоятель Гладков, монах Ефрем да Андрей, монастырский работник. Ему то и пришла мысль воспользоваться безлюдием пустыни и убить настоятеля с монахом, чтобы завладеть богатством. Работник, как говорится в монастырской рукописи, невидимою рукою был остановлен у самых дверей келий Гладкова. Пораженный, но нераскаявшийся, он бежал из монастыря в Борцово к мордве, где своими рассказами о безлюдстве и богатстве обители пробудил старую ненависть и корыстолюбие ее врагов.

Борцовская мордва пригласила и соседних жителей одноплеменных поселений. Но, не доверяя вполне работнику и опасаясь ловушки, они не пошли в монастырь, а спрятались в лесу и послали узнать, не обманул ли их работник. Воротившись к своим, посланные подтвердили слова работника.
Но недостаток земной силы с избытком вознаградился для монастыря помощью силы небесной. Как только мордва подошла к воротам обители, они сами растворились и множество народа бросилось на нечестивых разбойников. Испуганные и изумленные, они только и думали о своем спасении.

Но не прошло и месяца, как они опять задумали идти к монастырю. Ночью тихо подкрались они, вошли в обитель, но тоже чудное видении воинов небесных, неожиданно явившихся пред их глазами, опять заставило их обратиться в бегство и спасло обитель от их хищнического набега.

Между тем ни Гладков, ни монах Ефрем ничего не знали и даже не подозревали, какой опасности подвергались они и их обитель. Это стало известно уже спустя время. Работник же, виновник всего этого, был наказан Господом: он вдруг умер, возвращаясь с мордвою с ее последнего набега и был ими брошен без погребения.

Гладков, спасенный Царицею Небесною, еще усерднее занялся делами своей обители. Снова собрались в его обители любители монашеского уединения и подвигов, снова начались козни и проделки соседней мордвы. Справившись с нею с помощью царской грамоты, Гладков имел еще радость видеть увеличение материальных средств своего монастыря от вклада родственников.

В 1665 году его два сына, Иван Петрович и Алексей Петрович Гладковы, по примеру своего благочестивого родителя, дали монастырю вкладную грамоту на принадлежавших им крестьян села Бочеева. Вскоре затем и третий сын, Михаил Петрович, подарил обители свою вотчину, находившуюся в Пензенском уезде, Засурского стана, в Архангельском селе.

Неизвестно, как велик был дар первых двух, Михаил же Петрович пожертвовал монастырю 60 четвертей земли с поселенными на ней беглыми крестьянами той же Оранской пустыни. Близкие родственники основателя, Андрей и Петр Ивановичи Гладковы, присоединили к этому, 13 марта того же года, половину двора с огородом и садом, принадлежавшего им в Нижнем Новгороде, на Никольской улице и с этих пор у Оранских монахов было свое собственное подворье, где они останавливались, бывая в Нижнем.

Но 1665 год, богатый для обители дарами, был последним годом жизни ее основателя. Предчувствуя свою кончину, Гладков незадолго пред этим принял образ большой схимы, хотя продолжал заботиться о монастыре. О страдальческой смерти Гладкова сохранилось только устное предание, подтверждаемое монастырским синодиком, где он записан под именем убиенного схимонаха Павла. Предание говорит следующее. Молва о многочисленных богомольцах, собиравшихся на поклоненье чудотворной иконе и приносимых ими пожертвованиях, возбудила желание в некоторых людях ее ограбить. Неизвестно — окрестная ли это была мордва, злившаяся еще на обитель, или какая-нибудь из разбойнических шаек, бродивших в тех местах. Злодеи ночью ворвались в обитель и рассыпались по кельям церкви. Восьмидесятилетний настоятель, услыша необыкновенный шум и догадавшись, в чем дело, бросился было на колокольню, чтобы скрыться от врагов, а, может быть, и ударить в набат — известить монастырских крестьян. Но ему не удалось ни то, ни другое: его бегство злодеи заметили и бросились за ним. На колокольне они схватили его и безжалостно потащили за ноги вниз по ступеням. От ударов голова его была прошиблена, и кровь обагрила всю лестницу. Неоткуда было ожидать помощи. Малочисленная монастырская братия ничего не могла сделать, как только заботиться о собственном спасении. Крестьяне тогда еще жили в двух верстах от обители и ничего не знали о несчастии. Гладков был замучен.

Удовлетворив свое корыстолюбие, злодеи безнаказанно удалились, а несчастная жертва их была с честию погребена собравшимися иноками.

Неизвестно, где было положено тело этого первого и единственного мученика обители. В 1831 году при строителе Исаке, когда рыли землю для основания нового храма, отрыт был гроб с телом инока в полном монашеском облачении. Гроб был старинный, из выдолбленного цельного дерева и на том месте, где стоял первоначальный храм обители. Поэтому многие думали, что это останки основателя пустыни. Гроб перенесли на другое место и зарыли в землю.

Но несчастное событие не прекратило существования обители. Монахи, разбежавшиеся при нападении разбойников, возвратились и, отдав последний долг настоятелю, начали свою пустынную, труженническую жизнь.

После смерти Гладкова пустынею начал управлять иеромонах Феодорит, еще прежде управлявший обителью. Для избавления обители от новых нападений со стороны неизвестных людей, монастырские крестьяне были переселены к самым стенам обители, на то место, где и теперь стоит деревня Поляна или Оранки. Близость деревни, откуда во всякое время могла быть подана помощь против нападений, держала мордву и разбойников в отдалении от святой пустыни и делала невозможным или очень опасным всякое открытое нападение. Между тем молва о новой обители и чудотворной иконе распространялась все далее и далее и множество богомольцев постоянно приходили на поклонение святой иконе Богоматери. С увеличением богомольцев увеличивались и приношения, делаемые ими в пользу обители. Не говоря о простом народе, давно известном своим благоговением к святыням, и роде Гладковых, постоянно благодетельствовавшем обители, много записано в синодике пустыни людей знатных, оказавших ей помощь своими дарами и вкладами.

Прославлению обители и стечению в нее богомольцев особенно содействовало множество чудес, совершавшихся над больными, с верою приходящими к чудотворному образу Богоматери.

Первое чудо от святой иконы Богоматери совершилось в 1635 году. На пятой неделе Великого поста, во время вечернего славословия с акафистом, все присутствовавшие в монастырском храме видели, как от святой иконы Богоматери, а именно от главы младенца Иисуса, истекло благовонное миро и весь храм наполнился благоуханием.

Кроме этого в первый год основания обители с 20 сентября 1635 года до ноября 1636 года при святой иконе совершилось 131 исцеление от самых многоразличных и часто застарелых и неизлечимых болезней. Взрослые и дети, мужчины и женщины, крестьяне и лица других сословий — все получали помощь и утешение. Одинаково легко и скоро выздоравливал слепой, двадцать или тридцать лет не видевший солнечного света, и больной горячкою две-три недели; особенно много получало исцелений слепых. Исцеления получали хромые, страдавшие болезнью рук и ног, глухие, немые, бесноватые и одержимые другими болезнями.

Жители около семидесяти разных мест Нижегородского края, начиная с Нижнего, получали много исцелений при чудотворной иконе.

Но Царице Небесной было угодно прославить свою икону и в других краях нашего отечества и в Москве, пред лицом благочестивейшего государя и патриарха. Через шесть или семь месяцев после освящения храма из Москвы в Нижний прибыл патриарший — боярский сын Василий Потапов. В то время Нижегородская область не была еще самостоятельною епархиею, а состояла под ведением Московского патриарха и должна была платить ему дань. За этой-то данью или десятиной и приехал Потапов. Занимаясь сбором ее, он от многих слышал о чудотворной иконе Богоматери и обители, устроенной в честь ее. Потапов, будучи сам набожным и искренним христианином, поверил и с радостию сообщил патриарху Иоасафу о слышанных им чудесах, совершаемых при иконе.

Благочестивый Иоасаф, получив известие Потапова, тотчас послал грамоту к архимандриту Нижегородского Печерского монастыря Рафаилу и протоиерею Нижегородского Архангельского собора Иосифу.

Своею грамотою он повелевал составить и сообщить патриарху полное известие о чудесах, явленных чудотворною иконою Оранской обители во все время ее существования. Они должны были узнать, кто получил исцеление, какого он звания, возраста, пола, какою страдал болезнию и сколько времени, когда получил исцеление, где, в пустыни, дома или дорогою. Кроме рассказа исцеленных, они должны были отобрать сведения от их родителей, родственников, соседей и вообще всех, кто только знал или слышал об этом событии. В 1635 году расспросы продолжались около 4-х месяцев весною. В обитель были приглашены не только получившее исцеление, но и все окрестные жители. Тут были архимандриты, игумены, протоиереи, священники, диаконы, монахи и люди всех сословий и возраста.

Всех их спрашивали под присягою, и все единодушно подтвердили истину совершившихся чудес. Все эти показания были записаны, и с подписью всех, кто умел писать, с печатью отправлены в Москву к Святейшему Патриарху. Патриарх, получив эти сведения, донес государю Михаилу Феодоровичу. С этих пор еще более стало приходить в обитель богомольцев.

В 1771 году были установлены ежегодные крестные ходы в Нижний Новгород, в Павлово и в Арзамас по случаю чудесного избавления Нижнего от моровой язвы. Нижегородцы, видя, что каждый день умирает множество народа от язвы и не зная, как избавиться от нее, начали было приходить в отчаяние.

Земная помощь оказалась бессильной, оставалась одна надежда на помощь Божию. День и ночь нижегородские храмы были полны; всюду слышались стоны и слезы граждан, просивших помощи у Господа. В это тяжелое время некоторым пришла мысль принести в город чудотворную Оранскую икону. Она была покровом и оплотом своей обители, она стольким страждущим подала облегчение, она поможет и нам.

«Владычица не оставит со слезами прибегающих к Ее святой иконе», — говорили нижегородцы и попросили разрешения у преосвященного Феофана Чарнуцкого принести в Нижний чудотворную икону. Разрешение было дано тотчас. Со слезами и усердной молитвой встретили жители святую икону, и их молитва была услышана. Предание говорит, что язва не пошла далее той улицы, где пронесли икону Богоматери. После литургии и молебна икону обнесли вокруг города, и язва, доселе свирепствовавшая, прекратилась.

Благодарные нижегородцы установили в память этого избавления крестный ход. В четверг на Пасхе, после литургии, начинался из обители крестный ход с пением молебна. За монастырской деревней крестный ход и молебен оканчивались, и икону в особо устроенном киоте несли на руках богомольцы. Ее несут до самого города, 50 верст, и всегда находилось множество желающих нести ее. Несмотря ни на какую погоду и дорогу всегда народу собиралось множество. В Нижний образ приносили к вечеру в субботу на Пасхе, в Крестовоздвиженский девичий монастырь, стоявший на краю города по Арзамасской большой дороге. Все жители в этот день собирались ко всенощной в Крестовоздвиженский монастырь.


Из чудес, бывших при чудотворной иконе Оранской Богоматери, особенно замечательны следующие:

1) Венедикта, монахиня девичьего монастыря Нижнего Новгорода, 26 лет страдала болезнью сердца и получила исцеление.
2) Владимир Лукьянов, Спасский иерей, села Толмачева, вотчины боярина князя Бориса Михайловича Лыкова, три года страдал внутреннею болезнию. В ноябре в день великомученика Георгия служил литургию и получил исцеление. После этого иерей по данному обещанию приходил в Оранскую пустынь два раза в неделю служить литургию до Рождества Христова, но долго не мог отворить церковную дверь. Иерей, взяв топор, сломал у трапезного окна железные гвозди и через окно ходили монахи и клирики к вечерне, утрене и литургии, на другой день к вечерне и утрене также прошли через окно; а перед литургиею церковная дверь сама отворилась.
3) Климент Симеонов, Воскресенский иерей, села Митрошева, вотчины Дудина монастыря, четыре года был глухой и, после молитвы пред образом Богоматери получил исцеление.
4) Афанасий Игнатьев, Николаевский иерей, села Бочеева, страдал болью ног и, после усердной молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.
5) Евдоким, крестьянин деревни Озерок, был слепой и, после молитвы пред иконою, прозрел.
6) Екатерина, крестьянка деревни Малетина, была хромая и в церковь была внесена, после же молитвы пред иконою, получила исцеление.
7) Иоаким Дементиев, иерей села Низкова, и его супруга были год больны и, после молитвы пред иконою, получили исцеление.
8) Козьма, крестьянин деревни Петрокова, был глухой и, после усердной молитвы пред чудотворным образом Богоматери, исцелился.
9) Герасим, монах Оранской пустыни, много лег страдал болью в ноге и после усердной молитвы пред иконою Богоматери исцелился.
10) Анна Терентева, крестьянка села Убежище, была больна черною немощью и кроме того слепая. После же усердной молитвы пред иконою Богоматери получила исцеление.
11) Одна женщина, Соломония Самойлова, жившая в деревне Полянской, сначала три года страдала сильною болью в ушах, а затем отнялась у нее правая рука; после усердной молитвы пред чудотворным образом Богоматери больная получила исцеление.
12) Феодор Тихонов, крестьянин села Болдырева, был глухой и после молитвы пред иконою Богоматери получил исцеление.
13) Одна женщина, Пелагия Симеонова, жившая в селе Болдыреве, пять недель не владела ни ногами, ни руками и после усердной молитвы пред иконою получила исцеление.
14) Анна Максимова, жительница того же села, более двадцати лет была слепая и после молитвы пред чудотворным образом Богоматери получила исцеление.
15) Евдокия Романова, жительница того же села, была больна черною немощью и после молитвы пред иконою Богоматери получила исцеление.
16) Анна Иоаннова, жительница села Богородского, пять лет не могла ходить и после молитвы пред иконою Богородицы получила исцеление.
17) Анна Михеева, жительница деревни Ушакова, несколько лет была слепая и после молитвы пред иконою Богородицы получила исцеление.
18) Захарий Петров, крестьянин села Лакши, три года был глухой и после молитвы пред иконою Богоматери получил исцеление.
19) Анастасья Герасимова, девица того же села, была слепая десять лет и после молитвы пред иконою Богоматери получила исцеление.
20) Фекла Корнилова, вдова села Бочеева, страдала сильною головною болью и после молитвы пред иконою Богородицы получила исцеление.
21) Иоанн Михайлов, крестьянин деревни Горюшек, сначала десять лет не видел правым глазом, затем отнялись у него ноги и руки, все кости болели и мучило удушье; после молитвы пред иконою Богородицы получил совершенное исцеление.
22) Феодора Симеонова, жительница деревни Палицына, полтора года не видела одним глазом и после молитвы пред иконою Богоматери получила исцеление.
23) Петр Порфирьев, крестьянин деревни Броцына, два года не владел руками и после усердной молитвы пред иконою Богоматери получил исцеление.
24) Анна Дмитриева Курдина, жительница вотчины боярина князя Иоанна Борисовича, села Ворсмы, более полугода страдала болью в правой руке и ноге и после молитвы пред иконою Богоматери получила исцеление.
25) Мария Петрова, вдова деревни Чудинова, двадцать лет не видела правым глазом и, после усердной молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
26) Анна Симеонова, жительница той же деревни, десять лет была слепая и, после молитвы пред чудотворною иконою Богоматери, прозрела.
27) Григорий Яковлев, крестьянин деревни Филиппкова, четыре года был в исступлении ума и, после молитвы пред иконою Пресвятой Владычицы, получил исцеление.
28) Агафья Давидова, крестьянка деревни Кудолы, десять лет сильно страдала тягостию и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
29) Марфа Филиппова, крестьянка той же деревни, девять лет была слепая и, после молитвы пред иконою, прозрела.
30) Евдокия Калинникова, жительница села Баранова, была больна черною немощью и, после молитвы пред образом Богоматери, получила исцеление.
31) Ирина Иоаннова, жительница того же села, шесть лет страдала черною немощью и, после усердной молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
32) Мария Герасимова, жена Иакова Борцева, из села Убежиц, пятнадцать лет страдала глазною болезнью и, после молитвы пред иконою Богородицы, получила исцеление.
33) Мария Евдокимова, девица деревни Демидова, семь лет страдала болью в ноге и, после усердной молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
34) Петр Алексеев крестьянин деревни Бурцева, целый год был глухой и, после усердной молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.
35) Ирина Иоаннова, жительница деревни Лукина, десять лет страдала глазною болезнью и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
36) Филипп Савельев, крестьянин Богородского села, десять лет страдал внутреннею болезнью и, после молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.
37) Евфимия Никитина, девица, сестра Феодора, священника села Давыдова, тридцать лет была слепая и, после молитвы пред иконою, прозрела.
38) Евдокия Моисеева, жена того же священника Феодора, двадцать лет была слепая и, после молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
39) Мария Самуилова, жительница деревни Тредвориц, Дудина монастыря, два года страдала болью в правой руке и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
40) Мария Иоаннова, жительница деревни Кузнецова, десять лет была слепая и, после молитвы пред образом Богоматери, прозрела.
41) Мария Иоаннова, вдова деревни Бурцева, три года страдала головною болью и. после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
42) Евдокия Логинова, девица той же деревни, пятнадцать лет была слепая и, после молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
43) Агафия Иоаннова, жительница той же деревни, страдала болью левого глаза, уха и не владела левою рукою и, после усердной молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
44) Антип, крестьянин той же деревни, шесть лет был глухой и страдал головною болью и. после усердной молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.
45) Ирина Моисеева, жительница деревни Лушникова, десять лет не видела левым глазом, а правым четыре года и, после молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
46) Параскева Лаврентьева, жительница того же села, восемь лет страдала внутреннею болезнью и, после молитвы пред иконою Богородицы, получила исцеление.
47) Ирина Матвеева, девица деревни Лукина, десять лет была слепая и, после усердной молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
48) Иоанна Гаврилов, крестьянин деревни Шапкина, шесть лет был слепой и, после усердной молитвы пред иконою Богоматери, прозрел.
49) Матвей Иеремиев, крестьянин семнадцать лет страдал внутреннею болезнью и шесть лет был немой и, после молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.
50) Иоанн Никифоров, крестьянин деревни Кусаковки, вышиб правый глаз и четыре года ничего не видел и, после усердной молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.
51) Акилина Козмина, жительница деревни Алистеева, шесть лет ничего не видела правым глазом, а левым девять месяцев и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
52) Ксения Савелова, жительница деревни Грив, тридцать лет была слепая и, после молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
53) Анна, жена Иоанна Епифанова, жителя села Погоста, двадцать лет была слепая и, после усердной молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
54) Домника, из-за Шуи, с малолетства не владела пятнадцать лет рукою и ногою и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
55) Варвара Карпова, девица деревни Лесунова, вотчины боярина князя Димитрия Манстркжовича Черкасского, двадцать лет страдала головною и глазною болезнью и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
56) Теодора, дочь Феодора Гладкова, десять лет страдала глазною болезнью и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
57) Анна, крестьянка села Горбатова, Всемилостивого Спаса, Евфимьева монастыря, рассказала следующее: «Дочь моя, младенец Ирина, после сильной глазной болезни ослепла и четыре года ничего не видела. Слыша о чудесах, совершаемых при чудотворной иконе Богоматери, в Оранской пустыни, я пошла со своею слепою дочерью туда помолиться и в 15 верстах от пустыни остановилась переночевать в селе Высоком. Тут младенец Ирина начала немного видеть, а когда пришли мы к чудотворному образу и отслужили молебен, совсем прозрела».
58) Ксения Романова, вдова того же села, сильно страдая глазною болезнью, дала обещание сходить в Оранскую пустынь на поклоненье чудотворной иконе Богоматери. Идя лесом села Высокого, начала она немного видеть, а когда пришла в обитель и отслужила молебен, совсем прозрела.
59) Парфен Стефанов, крестьянин деревни Удола, Вязниковского уезда, придя в Оранскую пустынь, рассказал следующее: «Десять лет страдал я болезнью рук, ног и сердца. Слыша о чудесах Пресвятой Богородицы в Оранской пустыни от чудотворной Ее иконы Владимирской, я дал обещание туда сходить помолиться об исцелении. Как только я дал обещание, тотчас выздоровел. Хотел я исполнить свое обещание, но жена отговорила меня идти, боясь, что я буду убит разбойниками. Вскоре болезнь опять повторилась. Тут я испугался и обещался неотложно идти, — и моя болезнь прекратилась». Придя в обитель, он отслужил молебен и совершенно здоровый возвратился домой.
60) Мартин Артемьев, крестьянин деревни Киргина, шесть лет был болен черною немощью и, после молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.
61) Василий, сын сапожника, был одержим нечистым духом и, после молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.
62) Матрона Иоаннова, жительница села Богородского, десять лет страдала черною немощью и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
63) Мария Петрова, жена Григория Подушкина, крестьянина деревни Чергату, десять лет страдала болезнью сердца и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
64) Елена Акиндинова, жительница села Пашигорева, семь лет была слепая и, после молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
65) Илья Феодоров, крестьянин князя Феодора Тимофеевича Оболенского, тяжело был болен и. как только дал обещание, выздоровел. Выздоровев, он ходил в Оранскую пустынь и служил пред чудотворною иконою благодарственный молебен.
66) Акилина Андреева, крестьянка деревни Ключище, Княгининской волости, двадцать лет страдала черною немощью и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
67) Кирилл, монах Преображенского монастыря, села Мурашкина, тридцать пять недель был в исступлении ума и, после молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.
68) Юлия, монахиня Троицкого девичьего монастыря, села Мурашкина, три года была слепая и, после молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
69) Иулиания Алексеева, крестьянка села Шишковерди, шесть лет была слепая и, после молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
70) Екатерина, вдова села Григорова, 14 лет была в расслаблении и, после молитвы пред иконою, получила исцеление.
71) Марфа, жена Гаврилова, крестьянина деревни Пудова, пятнадцать лет страдала головною болью и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
72) Анастасия, жительница того же села, двадцать три года была слепая и, после молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
73) Зиновия, жительница того же села, десять лет была слепая и, после молитвы пред иконою Богоматери, прозрела.
74) Ксения, жена Никифорова, крестьянина деревни Улеек, 10 лет страдала черною немощью и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
75) Феодосия, жительница села Помры, тридцать недель лежала в постели и не владела левою рукою. Как только она дала обещание сходить на поклонение чудотворному образу Богоматери, то вскоре выздоровела. Выздоровев, она ходила в Оранскую пустынь и отслужила благодарственный молебен Богоматери.
76) Гавриил Иовлев, крестьянин деревни Красной, две недели был глухой и слепой. Едва он дал обещание сходить на поклонение чудотворному образу, как получил исцеление. Выздоровев, он ездил в Оранскую пустынь и служил благодарственный молебен.
77) Феодор Григорьев, младенец деревни Таможникова, был болен глазами. Его родители дали обещание сходить в Оранскую пустынь на поклоненье чудотворному образу, и он исцеление получил.
78) Макрина, жена Харлампиева, жителя села Лакши, шесть недель страдала внутреннею болезнью и не владела рукою. Больная дала обещание сходить в Оранскую пустынь на поклоненье чудотворному образу. Как только она дала обещание, во сне явилась ей Царица Небесная и своим прикосновением исцелила ее.
79) Иаков, крестьянин деревни Беговатова, Арзамасского уезда, со своею дочерью Христиною шел помолиться Пресвятой Богородице. Идя лесом, они сбились с пути и ночевали в лесу; во сне явилась им Пресвятая Богородица в образе девы с другими некоторыми женами и показала им дорогу, по которой они должны идти. Придя в обитель, они возблагодарили Царицу Небесную.
80) Исаак Стефанов, церковный причетник села Нагавицина, Печерского монастыря, был в исступлении ума. Его привели в Оранскую пустынь, надели железные вериги и в таком виде несколько дней водили его в церковь к чудотворному образу Богоматери, а на ночь руки и ноги вязали веревкою. Однажды ночью, в Великий пост на первой седмице было ему следующее видение: когда все уснули, вдруг отворилась дверь кельи, в которой он был, и появился необыкновенный свет; затем явилась Царица Небесная в багрянице в сопровождении апостола Павла: клирик тотчас пришел в себя. Желая возблагодарить Царицу Небесную за полученное исцеление, он поднялся с постели и путы сами собою спали. После его поклонения видение исчезло. Больной выбежал из келий и, подбежав к церкви, вдруг услышал ангельское пение. Он хотел было войти в церковь, но двери оказались заперты. Со страхом вернулся он в келию и обо всем рассказал бывшим там. Многие слышали это пение.
81) Никита Гладков во время утрени поставил свечу пред образом Пресвятой Богородицы; а церковную, горевшую ранее, погасил и переставил на другое место. Через несколько минут погашенная свеча сама зажглась.
82) Дионисий Золотарев, монах Оранской пустыни, рассказывал следующее. «Однажды, выйдя из келий, я услышал колокольный звон. Так как это было сверх обычного церковного устава, то я пошел к колокольне с намерением велеть прекратить звон, но к своему удивлению на колокольне никого не нашел; звон продолжался, что слышали и многие другие. В страхе все обратились молитвою к Пресвятой Богородице».
83) Схимонах Павел Гладков, строитель той же пустыни, однажды придя после литургии в келию, вдруг услышал голос: «Богородица сохранит христиан». В келий же никого не было, кроме строителя Павла.
84) Дария, жена Афанасия Евтихиева, посадского человека из Нижнего Новгорода, была бесноватая, и после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
85) Агриппина, жена Феодора Шелудякова, того же города, Благовещенской слободы, была также бесноватая и, после молитвы пред иконою Богоматери, получила исцеление.
86) Анна Никитина, жена Ермолаева, крестьянина деревни Поляны, шесть месяцев была бесноватая, но после молитвы пред иконою Богоматери получила исцеление.
87) Даниил Веселовский долгое время страдал горловою болезнью и, после молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.
88) Петр Кузмин, крестьянин села Нагавицина, Нижегородского уезда, был в исступлении ума, после молитвы пред иконою Богоматери, получил исцеление.

Владимирская икона Богоматери

На образе Собор Богоматери. XVII в.

О Владимирской Красногорской иконе Богоматери

В 1603 году при Борисе Феодоровиче в Кевроле, на реке Пинеге при храме Воскресенья Христова был игумен Варлаам. У него была икона Владимирской Богоматери, к которой он имел большую веру; состарившись и чувствуя, что недолго осталось ему жить, он хотел после своей смерти отдать эту икону некоему Харитону, юродивому, считая его благочестивым.


Однажды от заутрени придя в свою келию, игумен Варлаам задремал и увидел во сне, что двери его келий растворились и голос какой-то жены кротко говорит ему: «Зачем ты, старец, хочешь отдать икону Пресвятой Богородицы мужу неискусному, отдай ее вдовому попу Мирону; Бог хочет прославить сею иконою место Черной горы».

Игумен тот час проснулся и, хотя верил видению, но не знал, кто бы это был иерей Мирон. Когда он об этом размышлял, пришел для сбора Святительских даней иерей Мирон, служивший в веси Юролы, за две версты от Черной горы. Варлаам призвал его к себе и стал расспрашивать о Черной горе.

Иерей отвечал: «Есть такая гора, но она необитаема, думаю, что удобна она для монашеской жизни, и верю, Господь не оставит сего места».

Игумен, рассказав ему свое видение, повел Мирона в церковь, где стояла икона. Тут, облачась, Варлаам отслужил Богоматери молебен и, со слезами помолясь пред иконою, передал ее иерею Мирону, написав на задней доске ее: «Божиею милостию и молитвами Пречистыя Богородицы, Ея явлением Воскресенский игумен Варлаам, Кервольския десятины, благословил вдового попа Мирона образом Пречистыя Богородицы сея иконы, и по Ея явлению велел строити пустыню на Черной горе, где она произволила».

Иерей Мирон взял икону, пошел с нею в свой дом, и придя туда, поставил ее в церкви веси Юролы, где жил, так как невозможно было взойти на Черную гору, потому что была зима и глубокий снег.

Эта святая икона по принесении в весь Юролы скоро прославилась многочисленными чудесами.

В деревне Цымболы была одна девица Марфа, которая, долго хворая глазами, совсем ослепла. Однажды она увидела во сне, что иерей Мирон принес из Керволы былие, целящее очи. Марфа рассказала о своем видении благочестивой вдове Акилине и просила ее сходить к иерею Мирону и взять у него целебного былия. Акилина, придя к священнику, рассказала ему о видении и просьбе Марфы. Иерей скоро понял, что целебное былие — икона Богоматери — и велел привести к себе Марфу. Когда больную привели к иерею, он пошел с нею в церковь отслужил молебен пред иконою, и Марфа прозрела.

Через некоторое время исцеленная от болезни Марфа увидела во сне икону Богоматери и услышала следующее: «Сходи к иерею Мирону и скажи ему, чтоб он совершил повеленное ему, отнеси Мою икону на указанное ему место; Мне не угодно стоять в чужом доме; хочу, чтобы дом Мне устроился там, и там прославится Мое имя».

Марфа сказала о своем видении иерею Мирону, и он тотчас перенес святую икону на Черную гору; поставил там крест для освящения места, поставил икону, оградил ее досками, отслужил молебен и возвратился домой; с этих пор он часто стал ходить на Черную гору для молитвы и начал расчищать на ней место для своего жилища. Когда наступила зима, вследствие глубоких снегов, он перестал туда ходить, и икона Богоматери простояла всю зиму на Черной горе.

Между тем настали смуты от первого самозванца. Избегая их, один благочестивый инок Иона ушел из Москвы в приморские страны; пришел на берега Пинеги в Кревольские пределы и остановился переночевать в деревне Чаколы у одного благочестивого мужа Евфимия. Утомленный, он крепко заснул и увидел во сне, будто в одном месте он нашел икону Богоматери, называемую Владимирскою, взял ее, обвил платом и положил себе за пазуху. Иону встревожил этот сон, и тотчас из Чакол пошел он в Вахтеву гору и остановился у Никифора. Его он начал расспрашивать об окрестных пустынных местах; Никифор указал ему на Черную гору, описал ее необитаемость и удобство для уединенной жизни.

Через некоторое время после этого разговора Иона пришел в деревню Пильи горы; здесь во сне он увидел, что к нему пришла одна благообразная жена и сказала: «Я именуюсь Параскевою; не трудись, старец, всуе скитаясь, но иди в Черную гору, о которой говорил тебе Никифор; на этой горе иерей Мирон хощет создать храм во имя Пресвятой Богородицы».

Сказав это, она дала ему хлеба и скрылась.

Иона вскоре после этого видения пришел в деревню Вонга и стал там расспрашивать о Черной горе. Жители указали ему эту гору и сказали, что на ней уже поставлен крест; Иона продолжал путь и пришел в Юролы, где жил иерей Мирон, и, отслушав литургию, сел в церковном притворе. Иерей Мирон, подойдя к нему, заговорил с ним; после расспросов он узнал причину удаления Ионы из Москвы и о бывших видениях. Последние сильно его обрадовали.
Через некоторое время в Юролы для сбора святительских податей пришел игумен Варлаам, у которого прежде была икона. Ему рассказали о чуде над Марфою и о явлениях Ионе.

Слыша этот рассказ, некто Евфимий добавил, что за несколько лет до этого, в Великий пост на четверток великого канона, шел он из деревни Малетина в Юролы к утрене и вдруг увидел над Черною горою огненный столп от земли до небес, светящийся, как пожар.

Некто Григорий говорил, что незадолго до этого однажды видел во сне на высоком холме Владимирскую икону Богоматери, называемую «Умиление» и пред нею множество свеч, священники в облачениях пели молебны и множество народа окружало икону.

Некто Иоанн Носков рассказывал, что видел во сне эту гору в необыкновенном свете и царь Феодор Иоаннович ходил по горе и указывал место.

Приходили в Юролы жители и из других мест, рассказывали, что, ходя на охоту, слыхали великий звон на Черной горе; то же подтверждали и мальчики, пасшие стада на Черной горе.

Все эти явления и предзнаменования ясно показывали благоволение Божие к месту Черной горы.

Игумен Варлаам советовал не откладывать доброго дела, облек в ангельский образ иерея Мирона, назвав Макарием, и, посоветовавшись, тогда же послали Макария в Москву к царю Василию Иоанновичу просить на Черной горе места для построения храма.

Монах Иона остался в Юролах и, когда наступила весна, отправился на Черную гору, где был поставлен крест; помолившись пред иконою, вместе с усердствующими он стал расчищать место и рубить лес для устроения храма, а для себя недалеко от креста поставил келию и стал возделывать землю.

Однажды, когда он разговаривал с одним из трудившихся, где бы положить основание храму, услышали среди очищенного места звон сначала в один колокол, потом в два и многие, а когда пришли на место, то ничего не видали и не слыхали.

Через некоторое время из местечка Волоку Пенежский позвали иеромонаха Митрофана со священниками, иконами и крестами и положили основание церкви во имя Похвалы Богоматери.

Основание церкви было положено. Теперь только было нужно найти искусного плотника для строения ее. Иона сильно скорбел, не зная, где его найти, но об этом позаботилась Сама Пресвятая Богородица.

В Корельской земле жил некто Чаков; он так сильно был болен, что его внутренности, казалось, готовы были расторгнуться и горло отекло. Чаков уже готовился к смерти. Но однажды во сне ему явилась благообразная жена с морскою губою в руке, и, отерев ею горло больного, сказала: «Иди на Черную гору и там получишь совершенное здравие».

Чаков, проснувшись, почувствовал, что его горло здорово, и тотчас отправился на Черную гору, где совершенно исцелился. Он был очень искусен в строении церквей и начал строить церковь на Черной горе. К концу лета она была достроена до верху.

В это время из Москвы возвратился Макарий с грамотою от царя на устроение храма и монастыря; прожив зиму на Черной горе, он отправился в Новгород к архиепископу Исидору за антиминсом и благословением на освящение храма. Макарий рассказал архиепископу Исидору о Черной горе, о чудесах от иконы Богоматери, и Исидор прославил Бога, благословил Макария игуменом и дал ему посох, сказав, что в таком монастыре невозможно быть без игумена; да на Пинеге, слышно, нет другого монастыря. Потом дал грамоту на общежительство, антиминс и другие церковные вещи и отпустил с миром.

Макарий возвратился на Черную гору к осени, церковь уже была закончена и Макарий, собрав священников, освятил ее во имя Богоматери честной ее Похвалы в 7116 году (1608 г.).

Исцеленный плотник Чаков постригся в монахи под именем Иоакима, а вместе с ним постриглись и многие другие.

Так основалась Красногорская обитель. Чудеса, совершавшейся от святой иконы Богоматери, увеличили славу обители.

Владимирская икона Богоматери

Венчик с коруной с иконы «Богоматерь с младенцем». XVII в.


Однажды из селения Цымболы пришла одна женщина Ирина, вследствие бывшего ей видения, в Волок Пенежский к иерею Григорию и попросила его идти с крестным ходом в монастырь Богоматери и отслужить молебен пред Ее чудотворною иконою. Иерей не послушался Ирины. Но вдруг в воздухе сделалась перемена — настал холод, от которого должны были погибнуть все посевы.

Григорий невидимою силою был замертво брошен о церковный помост. С трудом придя в чувство, он пошел в новый монастырь с крестным ходом, отслужил молебен пред иконою, и вскоре настало опять тепло.

Некто Михаил Ворха, живший в селении Гоялы, не верил в чудодейственную силу иконы Богоматери, поносил святое место хульными словами. Однажды за какую-то крамолу он был взят под стражу, подвергся пытке и был приговорен к смертной казни. Тут он вспомнил свой грех, хулу на святое место, и обратился с смиренною молитвою к Богоматери, прося у Нее прощения за свою дерзость и избавления от смерти. Сверх ожиданий он был избавлен от смертной казни. Рассказав братии нового монастыря о чудесном заступлении Богоматери, он до конца своей жизни благотворил обитель Ее.

В Холмогоры для управления из Москвы был прислан Иоанн Милюков. Но в смутное время самозванцев по городам часто бывали возмущения против правителей, так случилось и в Холмогорах. Иоанн был посажен в тюрьму и приговорен к смерти. В это время к нему пришел его духовный отец и посоветовал обратиться с молитвою к Богоматери, помогавшей через Свою святую икону на Черной горе.

Милюков исполнил совет духовного отца, и утром раскаявшийся народ просил его опять принять на себя управление. Милюков понял, что все это случилось благодаря заступлению Богоматери и через бывшего на Холмогорах из Черной горы монаха Иона, послал в обитель богатые дары и до конца уважал чудесную икону Богоматери, которая на Черной горе.

Самая первая из Владимирских икон, главная святыня России, находится сейчас в Третьяковской галерее, в Москве.

Празднество иконе установлено 21 мая/3 июня, 23 июня/6 июля, 26 августа/8 сентября.




Имя:*
E-Mail:


Основан в 2008 году