Регистрация

О чудотворной Владимирской иконе Богоматери

Автор: Эric
Опубликовано: 9-10-2008, 19:59, посмотрело: 8283
Божия Матерь

О чудотворной Владимирской иконе Богоматери

Чудотворная икона Богоматери, называемая Владимирскою, как говорит предание, была написана святым Евангелистом Лукою, еще при жизни Богоматери, на доске из того стола, за которым трапезовал Иисус Христос со Своею Матерью и Иосифом, и получила благословение от Нее Самой. Когда святой Лука принес эту икону к Богородице, Она, увидев Свое изображение, повторила пророчество: «Отныне ублажать Мя ecu роди, — и прибавила: — Благодать Родившегося от Меня и Моя да будет с сею иконою». И эта благодать по слову Владычицы постоянно пребывает с Ее иконою, проявляясь в бесчисленных чудотворениях. В 450 году при императоре Феодосии Младшем, она была перенесена в Константинополь. В половине XII века Цареградский Патриарх Лука Хризоверг прислал эту святыню в Киев великому князю Юрию Владимировичу Долгорукому. Икону поставили в Вышгород в Девичьем монастыре. Скоро она прославилась чудесами.

Однажды клирики Вышегородской обители, войдя в храм, увидели, что икона сошла со своего места и стоит среди церкви на воздухе; они взяли ее и поставили на другом месте, но скоро увидели опять икону на воздухе. Слух об этом чуде дошел до князя Вышегородского — Андрея, сына Юрия Долгорукого, он пошел в церковь посмотреть на чудную икону, помолился пред нею и, собираясь ехать в Суздальскую землю, взял с собою икону.

На дороге к Суздалю дошли до реки Вузы; князь послал одного всадника поискать в реке брода; едва всадник съехал с берега, как завяз с конем в глубине реки. Князь, огорченный этим, со слезами стал молиться пред иконою Богоматери; вдруг всадник показался на другом берегу, не потерпев вреда.

В другой раз конь, который вез повозку священника, сопровождавшего икону из Вышгорода, сбил с себя слугу, переломил ему ноги, а жену священника топтал ногами, и, схватив зубами, тащил по земле до тех пор, пока она не умерла. Священник, сильно опечаленный этим, со слезами молился пред иконою Богоматери, и внезапно его жена ожила, а слуга исцелел.

Невдалеке от Владимира на берегу Клязьмы кони, везшие икону, неожиданно остановились и никак не могли двинуться с места. Думая, что лошади устали, запрягли других, но и эти не двигались с места. Князь в страхе пал пред чудною иконою и усердно молился.

Во сне ему явилась Богоматерь и повелела поставить икону во Владимире. Выстроив здесь каменную церковь, князь на время поставил в ней святую икону, и место назвал Боголюбовым, потому что его возлюбила Богородица. Выстроив во Владимире богатый храм в честь Успения Богоматери, князь Андрей перенес в него икону Богородицы, украсил ее золотом, серебром, драгоценными каменьями и дорогим жемчугом так богато, что одного золота пошло более 30 гривен (более 12 кг).

С этих пор икона Богоматери стала называться Владимирскою.

Через некоторое время по поставлении иконы Богоматери в Успенском соборе, великий князь начал строить в городе золотые ворота, известь была не крепка, свод обрушился и задавил 12 человек. Тяжело было Великому Князю, потому что он себя обвинял в смерти этих людей. Со слезами пал он пред иконою Богоматери и, усердно помолившись, велел разбирать упавший свод. К изумлению всех, заваленные камнями оказались все живы.

О чудотворной Владимирской иконе Богоматери


Князь Андрей был свидетелем многих чудес от святой иконы Богоматери, имел к ней особенную веру, и, когда отправлялся на войну, всегда брал с собою эту икону. В 1 164 году, отправляясь в поход против волжских болгар, он взял ее и крест. Перед сражением благочестивый князь подкрепил себя приобщением Святых Тайн и молитвою пред иконою Богоматери. «Всяк уповаяй на Тя, Госпоже, — говорил он в молитве, — не погибнет. И я грешный имею в Тебе стену и покров».

По примеру князя и все воины усердно молились перед иконою Богоматери, со слезами лобызали ее и с надеждою на помощь Божию отправились против врага. Болгары были разбиты, а князь далеко их преследовал. По возвращении на место битвы, князь прежде всего отслужил благодарственный молебен Богоматери, В это время от святого креста и иконы Богородицы воссиял свет, озаривший весь полк.

Память об этом чуде и доселе сохраняется в празднестве Происхождения Честных Древ Креста Господня 1/14 августа, которое установлено по желанию Андрея и по сношению с императором греческим Мануилом, который в этот же день видел свет от креста Господня и чудесно победил Сарацин.

В 1169 году Феодор, назначенный в Константинополе Епископом Ростовским, не захотев по гордости принять благословенье от Киевского Митрополита, осмелился не только затворить соборный храм Владимирский, в котором стояла чудотворная икона Богоматери — Владимирская, вследствие чего прекратилось богослужение, но дерзнул хулить Богоматерь, за что был лишен сана и строго наказан.

В 1175 году благочестивый князь Андрей Боголюбский был убит Кучковичами; во Владимире открылся мятеж; священник, чтобы прекратить его, облачась, с иконою Богоматери Боголюбской обходил улицы города; мятеж утих, стали заботиться о погребении тела Андрея, и за воротами Владимира духовенство встретило его с иконою Богоматери Владимирской. По смерти Андрея, среди смут о престолонаследии, владимирцы не раз получали помощь и заступление от Богоматери и Ей Одной приписывали возвышение Владимира.

Мстислав и Ярополк Ростиславовичи, по молодости и неопытности, послушали совета лживых бояр и в первый день княжения во Владимире (в 1176 г.) взяли к себе ключи от Соборного Владимирского храма, а икону Богоматери отдали в Рязань князю Глебу. Но скоро Глеб с покорностью возвратил во Владимир чудотворную икону.

В 1237 году татары осадили, взяли Владимир, сожгли и разграбили Соборный храм, а также и с чудотворной иконы сняли драгоценный оклад, но икона не потерпела вреда ни от рук врагов, ни от огня и вскоре была опять украшена великим князем Георгием Ярославичем.

В 1395 году Владимирскую икону перенесли в Москву, чтобы спасти столицу и все государство от нашествия татар. Тамерлан с огромным войском вступил в Россию и дошел до Дона, наводя на всех ужас своими опустошениями и жестокостью. Московский великий князь Василий Дмитриевич решился встретить его с войском на берегах Оки. Но единственно только надеясь на помощь Божию, князь послал в Москву к Митрополиту Киприану повеление принести из Владимира в Москву чудотворную икону Богоматери Владимирской. Митрополит с радостью исполнил приказание князя, тотчас послал во Владимир важнейших из духовенства Московского Успенского Собора. Между тем в Москве народ был целый день в храме, священники служили молебны о князе и войске, сам Митрополит почти не выходил из церкви.

Когда посланное во Владимир духовенство подошло с чудотворною иконою к Москве, Митрополит, епископы и все духовенство города, в облачении, в сопровождении великокняжеского семейства, бояр и множества народа встретили икону на Кучковом поле. Народ со слезами обратился к Богородице с следующей молитвой: «Мать Божия! Спаси землю Русскую!» и Матерь Божия спасла ее.

В тот день, когда в Москве встретили икону Богоматери Владимирской, Тамерлан задремал в своем шатре и увидел чудный сон: с вершины громадной горы шло множество святителей с золотыми жезлами в руках, а над ними Жена в лучезарном сиянии неописанной красоты и величия, окруженная множеством молниеобразных воинов. Грозно взглянув на Тамерлана, Она приказала ему оставить пределы России; как только Она сказала, молниеобразные воины, окружавшие Ее, устремились на Тамерлана. Тамерлан в страхе проснулся. Созвав советников, он спросил: «Что значит это страшное видение?» Мудрейшие из них отвечали, что Жена, виденная им, — Матерь Бога Христианского, Заступницарусских. «Итак, мы не одолеем их», — сказал Тамерлан и велел отступать.

Великою радостьюдля русских была весть о неожиданном удалении Тамерлана. «Не наши воеводы прогнали его, — говорили все, — не наши воинства устрашили его, но невидимая сила послала нанего страхи и трепет, гневом Божиим гонимый удалился он из земли Русской».

С чудотворною иконою встретили митрополит и духовенство великого князя, когда он возвращался из похода. Едва великий князь увидел эту святую икону, пал пред Нею и со слезами благодарил Ее заспасение не только Москвы, но и всей России.

О чудотворной Владимирской иконе Богоматери


«Нельзя не пасть до земли в благодарном духе пред Материю Божиею, — говорит Иннокентий Херсонский, — помыслив о том, что было бы с нашим отечеством, если бы от него дивным заступлением Ее не была отвращена ужасная туча Тамерланова. Нынешнее благоденствие России еще было бы замедлено на целые века; и кто знает, может быть, мечом завоевателя был бы положен конец самому нашему бытию государственному. Посему достойно и праведно петь и величать небесную Заступницу нашу, тем паче, что Она не на сей только раз явила Себя покровительницею нашего отечества. Ибо всегда, как токмо оставляли нас силы и средства естественные, как только приближались мы к самому краю бедствий и теряли всякую надежду, кроме упования на помощь свыше, Богоматерь являла Свою дивную помощь, так что повесть о прошедшей судьбе нашего отечества есть вместе изображение чудес, сотворенных для него Материю Божиею».

В память этого чудного заступления Богоматери, на месте сретения Ее иконы решили построить церковь и монастырь, который и назван Сретенским. Тогда же было установлено праздновать 26 августа/8 сентября, как день избавления России, с крестным ходом в Москве из Успенского Собора в Сретенский монастырь.

Есть сказание, что, когда Тамерлан удалился из пределов России, жители Владимира просили князя возвратить им икону Богоматери. Великий князь отвечал, что не может исполнить их просьбу, потому что, почитая эту икону защитницею России, признает более приличным иметь ее у себя в Москве. Жители Владимира второй раз прислали с просьбой к князю, указывая на ропот народа. Великий князь велел дерзких просителей взять под стражу, а во Владимир отправить чиновника для наказания недовольных. Но Матерь Божия избавила от наказания неразумно грешивших из усердия к Ее иконе. В следующую ночь, при наступлении утрени, пономарь, придя в Успенский собор, увидел две иконы Богоматери, стоящие рядом, совершенно сходные между собой не только по изображению, но и по внешнему украшению. Свидетелями этого чуда были церковный причт, многие миряне, пришедшие в церковь, великий князь и митрополит. Видя в этом новое милосердие Богоматери, они прославили Царицу Небесную и, призвав бывших под стражею граждан Владимира, предложили им выбрать какую угодно икону. После молебна владимирцы со слезами просили прощения в своей дерзости. Великий князь в день отправления жителей Владимира, после литургии и молебна, взяв икону Богоматери, в сопровождении духовенства, донес ее до вновь созидаемого Сретенского монастыря и там передал ее радостным владимирцам.

В 1451 году при нападении Мазовши, царевича Ногайского, жители Москвы обратились за по мощью к Богоматери. И Мазовша бежал, услышав необыкно венный шум, думая, что великий князь идет на него с большим вой ском. Эту чудную победу великий князь приписал заступлению Богоматери Владимирской, и, по прибытии в Москву, тотчас поспешил в храм Успения, пал пред иконою Владимирской, и славил Ее спасительное заступление.

О чудотворной Владимирской иконе Богоматери


Свержение татарского ига в России также приписывают заступлению Владимирской иконы Богоматери. Хан Золотой Орды, Ахмат, не получая дани от русских, двинулся на Русь с громадным войском, грозя разорить ее. Иоанн готовился его встретить. Оба войска разделяла река Угра, которую русские называли Поясом Богоматери, охраняющим наши пределы. Татары не переходили реку, дожидаясь, когда она покроется льдом. Наконец Угра покрылась льдом. Иоанн велел своим войскам отступать, войско оробело и побежало; татары, вместо того, чтобы преследовать русских, думая, что Иоанн заманивает их в засаду, побежали от русских. «Да не похвалятся легкомысленные, — говорят в объяснение этого чуда русские летописцы, — страхом их оружия. Нет, не оружие и не мудрость человеческая, но Господь спас ныне Россию». В благодарность Богоматери за спасение от Ахмата, установили крестный ход в Сретенский монастырь 23 июня/6 июля.

В 1521 году Крымские, Ногайские и Казанские татары под предводительством Махмет-Гирея двинулись на Русь и, опустошая все на пути, подошли к Москве. Грустный вид представляла вся местность, по которой прошли татары. Города и села обратились в развалины, жителей — стариков и даже детей убивали без пощады, или брали в плен и продавали в рабство, где ожидала их жизнь хуже смерти; имущество все разграбили; населенная местность обратилась в пустыню. Тяжкое время было для всех, войска не было, потому что нападение было сделано неожиданно; всех страшило, что и Москва будет взята и разорена; все горячо молились.

Юродивый старец Василий ночью со слезами молился у дверей Успенского собора; вдруг услыхал в храме сильный шум, потом растворились двери собора и чудотворная икона Владимирская сошла с своего места; от иконы послышался голос: «Выйду из града с российскими Святителями», после этих слов церковь наполнилась пламенем, которое мгновенно исчезло.

В эту же ночь одна старая, слепая монахиня Вознесенского монастыря, сидя в своей келий, увидела, что в Спасские ворота идут, как в крестном ходу, множество Святителей и других светолепных мужей в священнических одеждах, среди них — чудотворный образ Богоматери Владимирской. Едва они вышли из Флоровских ворот, как встретили их Преподобный Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский и, пав пред Святителями, спрашивали их, зачем они идут из города и на кого оставляют его при нашествии врагов? Святители со слезами отвечали: «Много молили мы Всемилостивого Бога и Пречистую Богородицу об избавлении от предлежащей скорби; Бог же не только повелел нам выйти из города, но и вынести с собою чудотворный образ Пречистой Его Матери; ибо люди сии презрели страх Божий и о заповедях Его не радели, и посему попустил Бог прийти сему варварскому народу, да накажутся ныне и чрез покаяние возвратятся к Богу».

Святые подвижники Сергий и Варлаам начали умолять Святителей, чтобы они умилостивили Господа, и все начали служить молебен, прочитав молитву Пречистой Богоматери и осенив крестом город, возвратились в кремль с чудотворной иконою.

И Москва была спасена.

Летописцы рассказывают, что татары, посланные выжечь московские посады, увидели около города большое русское войско и известили об этом хана. Хан не поверил и послал начальников удостовериться. «И видеша того сугубейшее воинство русское, и сказаша ему, и третие посла некоего от ближних уведати истину, и трепеща прибежа и вопия: о царю, что косниши? Побегнем; грядут на нас безмерное множество войска от Москвы, и побегоша».

В память чудесного избавления Москвы от Махмет-Гирея был установлен крестный ход 21 мая/3 июня.

Во дни, когда празднуется троекратное избавление Москвы от Тамерлана, Ахмата и Махмет-Гирея, Церковь, прославляя заступление Богоматери, радостно вопиет: «Днесь светло красуется славнейший град Москва, яко зарю солнечную восприимши, Владычице, чудотворную Твою икону. Молися из Тебе Воплощенному Христу Богу нашему, да избавит град сей и вся грады и страны христианские невредимы от всех навет вражиих и спасет души наша, яко Милосерд».

Когда Русское царство досталось самозванцу, он задумал низложить патриарха Иова. Клевреты самозванца ворвались во храм Успения, где патриарх совершал литургию, и стали рвать с него святительские одежды. Тогда патриарх снял с себя панагию, положил ее к образу Владимирской Богоматери и сказал при всех: «Здесь, пред этою святою иконою я был удостоен сана архиерейского и 19 лет хранил целость веры; ныне вижу бедствие церкви, торжество обмана и ереси: Мати Божия, спаси православие». Матерь Божия спасла православие; не прошло и года после воцарения самозванца, как Шуйский пред этою же самою иконою испрашивал небесной помощи на дело свержения самозванца и, приложась к иконе, приступил к сему делу.

Во время 19-месячного пребывания Кремля в руках поляков и литовцев, не уважавших святыни, икону Богоматери хранил от поруганий плененный архиепископ Галасунский Арсений. Когда Пожарский взял Кремль, Арсений с этою иконою вышел навстречу его войскам. Русские, не надеявшиеся увидать ее, с радостными слезами смотрели на икону, и каждый старался к ней прикоснуться.

При избрании святителей пред этою чудотворною иконою клали в пелене в киот жребии, запечатанные царем, и после молебна митрополит вынимал их; потом царь, распечатав вынутый жребий, объявлял всему собору имя избранного.

Накануне помазания на царство русских царей всенощная совершалась Воскресению Христову и Пречистой Богоматери — чудотворной Ее иконе Владимирской. На другой день, прибыв в собор, царь становился пред Владимирской Иконой Богоматери, и Ей пели молебен. Пред самым помазанием царь прежде всего прикладывался к чудотворной иконе Владимирской. В продолжение всей своей жизни русские цари особенно почитали святую икону Богоматери Владимирской. Царь Михаил Феодорович не пропускал службы в праздники, установленные в честь иконы Владимирской; а царь Алексей Михайлович почти всегда бывал в крестных ходах в честь иконы Богоматери Владимирской.

В 1812 году при нашествий Наполеона на Россию, 26-го августа в день Бородинской битвы, в праздник Сретения Владимирской Богоматери, икона Владимирская была обнесена вокруг Белого города, Китай-города и стен кремлевских. От Сретенских ворот до Арбатских ход шел между двумя рядами раненых, которые крестились, смотря на отрадные для страдальцев знамени веры и благочестия.

В 1812 году 1-го сентября, когда неприятельские войска подходили к Москве, граф Растопчин ночью прислал к преосвященному Августину известие, что Москва сдается врагам, и вместе от Высочайшего имени повеление — с иконами Богоматери Владимирскою, Иверскою и Смоленскою отправиться во Владимир. Взяв иконы и помолившись, преосвященный Августин выехал из Москвы 2-го сентября в 2 часа 35 минут по полуночи, а во Владимир приехал 5-го сентября. С великою радостью жители Владимира встретили Владимирскую икону. По просьбе преосвященного Ксенофонта и по распоряжению преосвященного Августина, каждый день носили эту святую икону по городу с крестным ходом. Из Владимира преосвященный Августин отправился в Муром, куда и прибыл с чудотворными иконами Владимирскою и Иверскою 10-го сентября. Иконы поставили в Благовещенском монастыре.

Через восемь дней, получив известие об освобождении Москвы от врагов, 20-го октября, после того торжественного Богослужения в Муромском соборе, Преосвященный Августин отправился в Москву. Муромцы провожали Августина при звоне колоколов с крестным ходом, в котором несли более 5 верст иконы Богоматери — Иверскую и Владимирскую.

1-го декабря Китай-город был освящен крестным ходом, в котором носили чудотворные иконы Богоматери Владимирскую, Иверскую, Грузинскую и Утоления печали.

В 1813 году в неделю Ваий по возобновлении Успенского собора торжественно перенесли в него из Сретенского монастыря Владимирскую икону и поставили там, где и прежде стояла, — у царских врат на левой стороне. Вышиною образ чуть более одного метра, шириною около 70 см. Оклад на нем золотой, древней греческой работы, осыпанный драгоценными камнями, высокой цены; на полях его вычеканены 12 Господских праздников. Сочинитель степенной книги, сам иконописец, поновлявший сию икону, так описывает ее: «Апостол Лука изящне видение Тоя Богоматери и прочая подобия начерта во образ возраста средния меры: Святое же и Благодатное лице Ее мало окружия, продолжающийся нос доброгладостн лежащь на десно, приблиз Пречестного .Лица Предвечного Ее Младенца; перст же Богоприемных Ее рук тонкостию источени».
Сейчас эта икона находится в Третьяковской галерее.

Празднуют ей трижды: 26 августа/8 сентября, 23 июня/6 июля и 21 мая/3 июня.


сергей 17 апреля 2011 17:36
Матерь Божья, храни и далее землю Русскую, укрепи душевно и телесно православных христиан

 



Имя:*
E-Mail:


Основан в 2008 году