Регистрация

Некоторые духовные советы и наставления преподобного Серафима

Автор: Плаксин Олег
Опубликовано: 10-08-2008, 02:54, посмотрело: 2882
Преподобные

Некоторые духовные советы и наставления преподобного Серафима

Как старец Серафим принимал посетителей

В 1815 году Господь по новому явлению о. Серафиму Пречистой Матери Своей повелел ему не скрывать Своего светильника под спудом и, отворив двери затвора, быть доступным и видимым для каждого. Поставя себе в пример великого Илариона, он стал принимать всех без исключения, беседуя и поучая спасению.

Старец принимал к себе всех охотно, давал благословение, и каждому, смотря по душевным потребностям, делал различного рода краткие наставления. Он одет был в обыкновенный белый балахон и полумантию; на шее имел епитрахиль и на руках поручи. Епитрахиль и поручи он носил на себе не всегда при приеме посетителей, а в те лишь дни, когда причащался Св. Таин, следовательно по воскресным и праздничным дням. В ком видел он искреннее раскаяние во грехах, кто являл в себе горячее усердие к христианскому житию, тех принимал с особенным усердием и радостию. После беседы с ними он, заставив их наклонить голову, возлагал на нее конец епитрахили и правую руку свою, предлагая произносить за собою следующую покаянную молитву: «Согрешил я, Господи, согрешил душою и телом, словом, делом, умом и помышлением и всеми моими чувствами: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, волею или неволею, ведением или неведением». Сам затем произносил молитву разрешения от грехов: «Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами человеколюбия Своего да простит ти, чадо (имя его), вся согрешения твоя; и аз, недостойный иеромонах Серафим, властию Его мне данною прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь». При последних словах он благословлял наклоненную голову пришедшего. Старец делал это по обычаю, доселе существующему на Востоке между освященными, т. е. имеющими степень священства аввами. Получившие разрешение чувствовали облегчение совести и вкушали несродное земным благам духовное удовольствие. По окончании такого действия он помазывал крестообразно чело пришедшего елеем от св. иконы, и если это было ранее полудня, следовательно до принятия пищи, давал вкушать из чаши великой агиасмы, т. е. св. богоявленской воды, благословлял частицею антидора, либо св. хлеба, освящаемого на всенощном богослужении. Потом, целуя пришедшего в уста, говорил во всякое время: «Христос воскресе» и давал прикладываться к образу Божией Матери или ко кресту, висевшему у него на груди. Иногда же, особенно знатным особам, он советовал зайти в храм помолиться Матери Божией пред св. иконою Ее Успения или Живоносного Источника.

[1] С. 149-151

Особенным свойством его обхождения и бесед были любовь и смиренномудрие. Кто бы ни был приходивший к нему, бедняк ли в рубище, или богач в светлой одежде, с какими бы кто ни приходил нуждами, в каком бы греховном состоянии не находилась его совесть, он всех лобызал с любовью, всем кланялся до земли и, благословляя, сам целовал руки даже у непосвященных людей. Никого не поражал он жестокими укоризнами или строгими выговорами; ни на кого не возлагал тяжкого бремени, сам неся Крест Христов со всеми скорбями. Говорил он иным и обличения, но кротко, растворяя слово свое смирением и любовью. Старался возбудить голос совести советами, указывал пути спасения, и часто так, что слушатель его на первый раз и не понимал, что дело идет о душе его. После же сила слова, осоленного благодатью, непременно производила свое действие... Народу, особенно в последние десять лет его жизни, к нему стекалось ежедневно целые тысячи. Ежедневно, при многочисленном собрании пришельцев в Саров, у него бывало в келлии около 2000 человек и более. Он не тяготился, и со всяким находил время побеседовать на пользу души. В кратких словах он объяснял каждому то, что ему именно было благопотребно, открывая часто самые сокровенные помыслы обращавшихся к нему. Все ощущали его благоприветливую истинно-родственную любовь и ее силу, и потоки слез иногда вырывались и у таких людей, которые имели твердое и окаменелое сердце.

[1] С. 198-199

«Если они пришли ко мне, то, стало быть, нуждаются в моей молитве перед Господом, и поэтому я не могу отказать им в том, на что имеет право всякий человек, даже будь он закоренелый злодей. Господь простил и разбойника при его раскаянии о своих делах…»

...Как только мог переносить один человек все излияния скорбей и болезней душевных целой округи в несколько губерний? Присматриваясь к этому мысленно, действительно, приходится думать так, как говорили все паломники: «Ему Бог помогал в этом».

[2]

С особенным усердием заботился старец Серафим о тех, у кого видел расположение к добру; на пути блага он старался утвердить их всеми духовно-христианскими средствами и силами. Впрочем, несмотря на любовь ко всем, о. Серафим к некоторым был строг. Но и с нелюбящими его он был мирен, обходился кротко и любовно.

[1] С. 200

«Он шел ко мне, как и другие, как и ты, шел, яко к рабу Божию; я, грешный Серафим, так и думаю, что я грешный раб Божий, что мне повелевает Господь, как рабу Своему, то я передаю требующему полезного. Первое помышление, являющееся в душе моей, я считаю указанием Божиим и говорю, не зная, что у моего собеседника на душе, а только верую, что так мне указывает воля Божия, для его пользы. А бывают случаи, когда мне выскажут какое-либо обстоятельство, и я, не поверив его воле Божией, подчиню своему разуму, думая, что это возможно, не прибегая к Богу, решить своим умом, в таких случаях делаются всегда ошибки.

Как железо ковачу, так я предал себя и свою волю Господу Богу: как Ему угодно, так и действую; своей воли не имею, а что Богу угодно, то и передаю.

[1] С. 371

Видя, что о. Серафим так много подвизается в научении других, один брат решился спросить его: «Что ты всех учишь?» На это достоблаженный Старец ответствовал: «Я следую учению Церкви, которая поет: не скрывай словес Бога, но возвещай его чудеса» (Вторник Страстной седмицы, на вечерней стихире).

В другой раз ему послано было сказать: зачем он приходящих к нему помазывает елеем из лампады, горящей в келлии его пред иконой? О. Серафим отвечал посланному: «Мы читаем в Писании, что Апостолы мазали маслом, и многие больные от сего исцелились. Кому же следовать нам, как не Апостолам?» И обычай его помазывать приходящих беспрепятственно оставался за ним, потому что помазанные получали врачевание.

[1] С. 354-355

О пути спасения

К о. Серафиму стремились все на поклон и, главным образом, на совет, как жить и поступать людям в миру своем при сношении себя с окружающим обществом. О. Серафим на все вопросы своим паломникам давал категорические ответы: «Жить в мире и согласии со всеми людьми и пребывать в вере и уповании к Богу, Творцу нашему».

За советами к пустыннику шли тогда все: и простолюдин, и вельможа, и военный, и статский, - и все находили здесь удовлетворение своих вожделений. О. Серафим принимал всех без исключения. Для него не было разницы в людях. Он говорил, что «мы все равны пред Богом; одни люди стремятся к возвышению себя пред другими, точно в этом есть все блага нашей жизни, чтобы быть на высоте своего положения на земле, забывая притом высоту будущей жизни, которую нужно заслужить пред Богом добрыми делами на земле».

[2]

«Призовем имя Господа - и спасемся. Когда у нас имя Божие будет на устах - мы спасены. Открой ко Господу путь твой и уповай на Него, и Той сотворит, помилует тя, изведет, яко свет, правду твою, и судьбу твою яко полудне (Пс. 36, 5-6), только повинись Господу и умоляй Его». К продолжению сего пути он советовал держать то молитвенное правило, которое еще прежде составил для простолюдинов и людей, часто не имеющих достаточного досуга для молитвы. «Кто будет продолжать так, говорил он, тот не лишится милости Божией. Молитва - путь ко Господу. Благоговейно причащающийся Святых Таин, и не однажды в год, будет спасен, благополучен и на самой земле долговечен. Помните слова апостольские: всегда радуйтесь, непрестанно молитеся, о всем благодарите (1 Сол. 5, 16). При таком блаженном и мирном состоянии души верую, что по великой благости Божией ознаменуется благодать и на роде причащающегося. Пред Господом один творящий волю Его - паче тьмы беззаконных».

[1] С. 397-398

«Радость моя, молю тебя, стяжи мирный дух!» - сказал о. Серафим иноку и тут же начал объяснять, что значит стяжание мирного духа. Это значит привести себя в такое состояние, чтобы дух наш ничем не возмущался. Надобно быть подобно мертвому или совершенно глухому или слепому при всех скорбях, клеветах, поношениях и гонениях, которые неминуемо приходят ко всем, желающим идти по спасительным стезям Христовым. Ибо многими скорбями подобает нам внити в Царство Небесное. Так спаслись все праведники и наследовали Царство Небесное; а пред Ним вся слава мира сего как ничто; все наслаждения мирские и тени не имеют того, что уготовано любящим Бога в небесных обителях, там вечная радость и торжество. Для того чтобы дать духу нашему свободу возноситься туда и питаться от сладчайшей беседы с Господом, нужно смирять себя непрестанным бдением, молитвою и памятованием Господа.

[1] С. 360-361

Николай Александрович Мотовилов рассказывал: «Отец Серафим мне сказал, что монастыри есть место для высшего духовного совершенствования, то есть для людей, которые желают исполнять заповедь: Если хочешь быть совершенным, оставь все и следуй за Мной. Но исполнение всех остальных сказанных Господом заповедей есть, однако, обязанность для всех христиан, так что, другими словами, прохождение духовной жизни обязательно и для монаха и для простого семейного христианина.

Разница в степени совершенствования, которое может быть и большим, и малым.

«И мы можем, - прибавлял отец Серафим, - проходить духовную жизнь, да сами не хотим! Духовная же жизнь есть приобретение христианином Святого Духа Божиего, и она начинается только с того времени, когда Господь Бог Дух Святый, хотя вмале и кратко, начинает посещать человека. До этого времени христианин (будь то монах, будь мирской человек) проводит жизнь общехристианскую, но не духовную; проводящих же духовную жизнь людей мало».

«Хотя в Евангелии сказано, - говорил отец Серафим, - что нельзя Богу работать и мамоне и трудно имеющему богатство войти в Царство Небесное, но Господь открыл мне, что чрез грехопадение Адама человек помрачился всецело и сделался односторонним в духовном рассуждении, ибо в Евангелии также сказано: Что невозможно для человека, возможно для Бога; поэтому силен Бог вразумить человека, как без погибели душевной, находясь в условиях светской жизни, может человек служить духом Богу. Иго Мое благо и бремя Мое легко есть, а его часто заграждают такими тягостями (из излишней боязни служения мамоне), что, взявши ключи духовного разумения, выходит, и сами не входят, и другим входить препятствуют. Итак, по своем падении от крайнего греховного ослепления человек сделался односторонним».

«Многие святые, - говорил отец Серафим, - оставили нам свои писания, и в них все говорят об одном и том же: о приобретении Святого Духа Божиего «через различные подвиги, чрез делание различных добродетелей, но, главным образом, через непрестанную молитву. И воистину, нет ничего на свете драгоценнее Его. Чтение же из писаний служит для познания того, чего именно достигать следует. Вот часто Господь оставляет без исполнения прошения наши и даже лиц, именуемых духовными, а все оттого, что по плоти живут, а не по Духу. Живущие же по плоти Богу угодить не могут, говорит Апостол. Водимые же Духом суть сынове Божии! Сим последним не может отказать Господь в их прошениях.

[3] С. 84--86

«Нет нам дороги унывать, потому что Христос все победил. Адама воскресил, Еву свободил, смерть умертвил».

[1] С. 399

«Кто в мирном устроении ходит, тот как бы лжицею черпает духовные дары.

Для сохранения мира душевного всячески должно избегать осуждения других. Чтобы избавиться от осуждения, должно внимать себе, ни от кого не принимать посторонних мыслей и быть ко всему мертву».

[4] С. 33-34

«Вот что делай: укоряют - не укоряй; гонят - терпи; хулят - хвали; осуждай сам себя, так Бог не осудит, покоряй волю свою воле Господней; никогда не льсти; познавай в себе добро и зло: блажен человек, который знает это; люби ближнего твоего: ближний твой - плоть твоя. Если по плоти поживешь, то и душу и плоть погубишь; а если по-Божьему, то обоих спасешь. Эти подвиги больше, чем в Киев идти или и далее, кого Бог позовет».

«Устрой мир душевный, чтобы никогда не огорчать и ни на кого не огорчаться, тогда Бог даст слезы раскаяния».

[1] С. 434-438

Цель жизни христианской

«Пост, молитва, бдение и всякие другие дела христианские, - учил Преподобный, - сколько ни хороши сами по себе, однако не в делании лишь только их состоит цель нашей жизни христианской, хотя они и служат средствами для достижения ее. Истинная цель жизни нашей христианской есть стяжание Духа Святаго Божия».

[4] С. 26-27

О молитве

Если пришедший не имел нужды в особенных наставлениях, то Старец делал общехристианское назидание. В особенности он советовал всегда иметь память о Боге и для сего непрестанно призывать в сердце имя Божие, повторяя молитву Иисусову: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго. «В этом да будет, - говорил он, - все твое внимание и обучение! Ходя и сидя, делая и в церкви до начала богослужения стоя, входя и исходя, сие непрестанно содержи на устах и в сердце твоем. С призыванием таким образом имени Божия, ты найдешь покой, достигнешь чистоты духовной и телесной и вселится в тебя Святой Дух, источник всех благ, и управит Он тебя во святыне, во всяком благочестии и чистоте».

[1] С. 151-152

Многие, приходя к о. Серафиму, жаловались, что они мало молятся Богу, даже оставляют необходимые дневные молитвы. Иные говорили, что делают это по безграмотству, другие - по недосугу. О. Серафим завещавал таким людям следующее молитвенное правило:

«Вставши от сна, всякий христианин, став пред св. иконами, пусть прочитает молитву Господню: Отче наш… трижды, в честь Пресвятой Троицы, потом песнь Богородице: Богородице Дево, радуйся… - также трижды, и, наконец, Символ Веры: Верую во Единаго Бога… - единожды.

Совершив это правило, всякий христианин пусть занимается своим делом, на которое поставлен или призван. Во время же работы дома, или на пути куда-нибудь, пусть читает тихо: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго, или грешную; а если окружают его другие, то, занимаясь делом, пусть говорит умом только это: Господи помилуй, и продолжай до обеда.

Пред самым обедом пусть совершает вышепоказанное утреннее правило. После обеда, исполняя свое дело, всякий христианин пусть читает также тихо: Пресвятая Богородице, спаси мя грешнаго, и пусть это продолжает до самого сна.

Когда случится ему проводить время в уединении, то пусть читает он: Господи Иисусе Христе, Богородицею помилуй мя грешнаго, или грешную.

Отходя же ко сну, всякий христианин пусть опять прочитает вышепоказанное утреннее правило, т. е. трижды Отче наш, трижды Богородице и однажды Символ веры. После того пусть засыпает, оградив себя крестным знамением».

Относительно достоинства этого малого правила о. Серафим толковал, что держась его можно достигнуть меры христианского совершенства, ибо означенные три молитвы - основание христианства: первая - как молитва, данная самим Господом, есть образец всех молитв; вторая - принесена с неба Архангелом в приветствие Деве Марии, Матери Господа. Символ же вкратце содержит в себе все спасительные догматы Христианской веры.

Если кому невозможно выполнить, как бы следовало, и этого малого правила по обстоятельствам благословным, то Старец советовал читать его во всяком положении: и во время занятий, и на ходьбе, и даже на постели, помня слова Господа: всякий, кто только призывает имя Господне, спасется (Иоил. 2, 32; Рим. 10, 13).

А кто располагает временем больше, чем какое требуется на это правило и, вдобавок, он человек грамотный, тот пусть к этому присоединяет и другие душеполезные молитвословия и чтения, как-то: чтение нескольких зачал из св. Евангелия и Апостолов, чтение канонов, акафистов, псалмов и разных других молитв. Читая же, пусть благодарит он Господа со всяким смирением и за то, что имел время принести Ему в жертву и еще нечто из священных плодов. Таким путем христианин мало-помалу может подниматься наверх христианских добродетелей.

[1] С. 152-153

«Положи упование на Бога и проси Его помощи; да умей прощать ближним своим - и тебе дастся все, о чем ни попросишь».

«Великое средство ко спасению - вера, особливо непрестанная сердечная молитва; пример нам св. Моисей пророк. Он, ходя в полках, безмолвно молился сердцем, и Господь сказал Моисею: Моисее, Моисее, что вопиеши ко Мне? Когда же Моисей воздвигал руки свои на молитву, тогда побеждал Амалика… Вот что есть молитва! Это непобедимая победа! Св. пророк Даниил говорит: Лучше мне умрети, нежели оставить молитву на мгновение ока; молитвою пророк Даниил заградил уста львов, а три отрока угасили пещь огненную».

[1] С. 351

«Всякая добродетель, Христа ради делаемая, дает блага Духа Святаго, но… молитва более всего приносит Духа Божия, и ее удобнее всего всякому исправлять».

[4] С. 28

«В молитвах внимай себе, - советовал Подвижник, - то есть ум собери и соедини с душою. Сначала день, два и больше твори молитву сию одним умом, раздельно, внимая каждому особо слову. Потом, когда Господь согреет сердце твое теплотою благодати Своей и соединит в тебе оную в един дух: тогда потечет в тебе молитва оная беспрестанно и всегда будет с тобою, наслаждая и питая тебя…» Преподобный говорил, что, исполняя это правило со смирением, можно достигнуть христианского совершенства и в мирской жизни.

[4] С. 30-31

О церкви

Особенную любовь и почтение о. Серафим имел к тем святителям, которые были ревнителями Православной веры Христовой, как-то: Клименту, папе Римскому, Иоанну Златоусту, Василию Великому, Григорию Богослову, Афанасию Александрийскому, Кириллу Иерусалимскому, Епифанию Кипрскому, Амвросию Медиоланскому и им подобным, называя их столпами церкви. Жизнь и подвиги их он приводил в пример твердости и непоколебимости в вере. Убеждал твердо стоять за истину догматов Православной церкви, приводя в пример блаженного Марка Ефесского, явившего непоколебимую ревность в защите Восточно-Кафолической веры на соборе во Флоренции. Сам предлагал разные наставления о православии, изъясняя, в чем оно состоит, что оно одно содержит в себе истину Христовой веры в целости и чистоте, и как надобно защищать его. Любил говорить о святителях отечественной церкви - Петре, Алексии, Ионе, Филиппе, Димитрии Ростовском, Стефане Пермском, Сергии Радонежском и других российских угодниках Божиих, поставляя жизнь их правилом на пути ко спасению. Жития святых, описанные в Четьих-Минеях, творения многих отцов Церкви так твердо знал, что на память пересказывал из них целые отделения, советуя подражать жизни угодников Божиих и следовать их учению.

[1] С. 197-198

Однажды пришли к нему четыре человека из ревнителей старообрядства. Старец подошел к ним, взял первого из них за правую руку, сложил персты в трехперстное сложение по чину Православной Церкви, и, таким образом крестя его, держал следующую речь: «Вот христианское сложение креста! Так молитесь, и прочим скажите. Сие сложение предано от св. Апостолов, а сложение двуперстное противно святым уставам. Прошу и молю вас, ходите в церковь греко-российскую: она во всей славе и силе Божией! Как корабль, имеющий многие снасти, паруса и великое кормило, она управляется Святым Духом. Добрые кормчие ее - учители Церкви, архипастыри суть преемники Апостольские. А ваша часовня подобна маленькой лодке, не имеющей кормила и весел; она причалена вервием к кораблю нашей Церкви, плывет за нею, заливаемая волнами, и непременно потонула бы, если бы не была привязана к кораблю».

В другое время пришел к нему один старообрядец и спросил: «Скажи, старец Божий, какая вера лучше: нынешняя или старая?» - «Оставь свои бредни, - отвечал о. Серафим, - жизнь наша есть море, св. Православная Церковь наша - корабль, а кормчий - сам Спаситель. Если с таким Кормчим люди по своей греховной слабости с трудом переплывают море житейское и не все спасаются от потопления, то куда же стремишься ты со своим ботиком и на чем утверждаешь свою надежду - спастись без Кормчего?»

[1] С. 344

«Что прияла и облобызала св. Церковь, все для сердца христианина должно быть любезно. Не забывай праздничных дней: будь воздержан, ходи в церковь, разве немощи когда; молись за всех: много этим добра сделаешь; давай свечи, вино и елей в церковь: милостыня много тебе блага сделает».

[1] С. 434-438

«Мы, на земле живущие, много заблудили от пути спасительного; прогневляем Господа и нехранением св. постов; ныне христиане разрешают на мясо и во св. четыредесятницу и во всякий пост; среды и пятницы не сохраняют; а Церковь имеет правило: не хранящие св. постов и всего лета среды и пятницы много грешат. Но не до конца прогневается Господь, паки помилует. У нас вера Православная, Церковь, не имеющая никакого порока. Сих ради добродетелей Россия всегда будет славна и врагам страшна и непреоборима, имущая веру и благочестие в щит и броню правды: сих врата адова не одолеют».

[1] С. 354-355

«Мы, живущие во грехах, далеко отступили от путей спасения... Исправимся, да Господь нас помилует! Возлюбим Церковь Святую и Православную, возлюбим веру, как наше твердое и благодатное ограждение; да будет правда нам в броню и благочестие в щит спасения. Ими Россия будет славна, крепка и необорима, и врата адовы не одолеют нас!»

[5] С. 277-278

«В Библии говорится, что Моисей слышал глас Господа, глаголавшего к нему: Моисее, Моисее! рцы брату твоему Аарону, да возжигает предо Мною кандилы во дни и в нощи: сия бо угодна есть предо Мною и жертва благоприятна Ми есть. Так вот, ваше боголюбие, почему св. Церковь Божия прияла в обычай возжигать во св. храмах и в домах верных христиан кандилы, или лампады, пред святыми иконами Господа, Божией Матери, св. Ангелов и св. человеков, Богу благоугодивших».

[1] С. 411

«Не води дружбы и не имей союза, во-первых, с врагами Христовой Церкви, т. е. с еретиками и с раскольниками, во-вторых, с теми, которые святых постов не соблюдают».

[1] С. 444

О Святых Тайнах

«Благодать, даруемая нам Приобщением, так велика, что как бы ни недостоин и как бы ни грешен был человек, но лишь бы в смиренном токмо сознании всегреховности своей приступал ко Господу, искупляющему всех нас, хотя бы от головы до ног покрытых язвами грехов, и будет очищаться благодатию Христовою, все более и более светлеть, совсем просветлеет и спасется». «Верую, что по великой благости Божией ознаменуется благодать и на роде причащающегося…».

«Бывает иногда так: здесь на земле и приобщаются; а у Господа остаются неприобщенными».

[4] С. 32-33

О чтении Евангелия

«Читаешь ли ты святое Евангелие? Читай почаще следующие слова в сей Божественной книге: Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы. Возьмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим. Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть (Мф. 11, 28-30)».

[1] С. 352

«Душу снабдевать надобно Словом Божиим. Всего же более должно упражняться в чтении Нового Завета и Псалтири. От сего бывает просвещение в разуме, который изменяется изменением Божественным».

[4] С. 31

О Втором пришествии Господнем

Одному Саровскому брату подумалось, что уже близок конец мира, что наступает великий день Второго пришествия Господня. Вот он и спрашивает о сем мнения о. Серафима. Старец же смиренно отвечал: «Радость моя! Ты много думаешь о Серафиме убогом. Мне ли знать, когда будет конец миру сему и наступит великий день, в который Господь будет судить живых и мертвых и воздаст каждому по делам его? Нет, сего мне знать невозможно». Брат в страхе упал к ногам прозорливого Старца. Серафим же ласково воздвиг его и продолжал говорить так: «Господь сказал Своими пречистыми устами: о дне том и часе никто же весть: ни Ангели небеснии, токмо Отец Мой Един. Якоже бысть во дни Ноевы, тако будет и пришествие Сына Человеческаго. Яко же бяху во дни прежде потопа: ядуще и пиюще, женящеся и посягающе, дондеже вниде Ное в ковчег, и не уведеша, дондеже прииде вода и взят вся: тако будет и пришествие Сына Человеческаго (Мф. 24, 37)».

[1] С. 353-354

О благодарении Бога

Не было замечено, чтобы он какое-либо дело отнес к себе или хвалил себя, но всегда, благословляя Господа Бога, говорил: не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу (Пс. 113, 9). Когда же видел, что приходившие к нему внимали его советам, следовали его наставлениям, то не восхищался сим, как бы плодом своего дела. «Мы, - говорил он, - должны всякую радость земную от себя удалять, следуя учению Иисуса Христа, Который сказал: о сем не радуйтесь, яко дуси вам повинуются: радуйтеся же яко имена ваша написана суть на небесех» (Лк. 10, 20).

[1] С. 200

«Ах, если бы ты знал, какая радость, какая сладость ожидает душу праведного на небеси, то ты решился бы во временной жизни переносить всякие скорби, гонения и клевету с благодарением. Если бы самая эта келлия наша (при этом он показал на свою келлию) была полна червей и если бы эти черви ели плоть нашу во всю временную жизнь, то со всяким желанием надобно бы на это согласиться, чтобы только не лишиться той небесной радости, какую уготовал Бог любящим Его. Там нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания; там сладость и радость неизглаголанные; там праведники просветятся как солнце. Но если той небесной славы и радости не мог изъяснить и сам св. апостол Павел (2 Кор. 12, 2-4), то какой же другой язык человеческий может изъяснить красоту Горнего селения, в котором водворятся души праведных?!»

[1] С. 362

«Благодарите Господа Бога за то, что он избрал из вашего рода в служение себе».

[4] С. 208

О хранении познанных истин

Старец, украшенный высокой духовной опытностью, наблюдал известные правила в раскрытии пред другими своих благодатных дарований. Правила сии изложены им в наставлении: о хранении познанных истин.

«Не должно без нужды другому открывать сердца своего; из тысячи найти можно только одного, который бы сохранил свою тайну. Когда мы сами не сохраним ее в себе, как можем надеяться, что она может быть сохранена другим?

С человеком душевным надобно говорить о человеческих вещах; с человеком же, имеющим разум духовный, надобно говорить о небесных.

Исполненные духовной мудростью люди рассуждают о духе какого-либо человека по Священному Писанию, смотря, сообразны ли слова его с волею Божиею, и по тому делают о нем заключение.

Когда случится быть среди людей в мире, о духовных вещах говорить не должно, особенно когда в них не примечается и желания к слушанию.

Надобно в сем случае следовать учению св. Дионисия Ареопагита (О небесной иерархии. Гл. 2): «Соделавшися сам божествен, божественных вещей познанием и в тайне ума сокрыв святая от неосвященного народа, яко единообразная храни: не бо праведна есть, яко же Писание глаголет, повергнути в свиния умных маргаритов - чистое, световидное и драгоценное благоукрашение». Надобно содержать в памяти слово Господне: не пометайте бисер ваших пред свиньями, да не повергнут их ногами своими и вращшеся расторгнут вы (Мф. 7, 6).

А потому всеми мерами должно стараться скрывать в себе сокровище дарований: в противном случае потеряешь и не найдешь. Ибо, по опытному изречению св. Исаака Сирина, «лучше есть помощь яже от хранения, паче помощи яже от дел» (Сл. 89).

Когда же надобность потребует или дело дойдет, то откровенно в славу Божию действовать должно, по глаголу: Аз прославляющих мя прославлю (I Цар. 2, 30), потому что путь уже открылся».

[1] С. 196-197

Учить других - камешки бросать

Один благоговейный священник привел с собою к о. Серафиму профессора, преподававшего в семинарии одну из наук богословия, который не столько хотел слышать беседу Старца, сколько принять его благословение на вступление в монашество. Старец заметил ему о профессоре: «Не нужно ли ему доучиться чему-нибудь?» Священник на это решительно объяснил ему, что он знает Православную Веру, сам профессор семинарии и стал убедительнейше просить разрешить только недоумение его на счет монашества. Старец на это отвечал: «И я знаю, что он искусен сочинять проповеди. Но учить других так же легко, как с нашего собора бросать на землю камешки, а проходить делом то, чему учишь, все равно, как бы самому носить камешки на верх собора. Так вот какая разница между учением других и прохождением самому дела».

[1] С. 342

Скорби - от страстной жизни

Раз пришел к о. Серафиму приезжий из Владимирской губернии купец. Милостиво и ласково Старец обличал его в пороках и делал наставления: «Все твои недостатки и скорби суть следствия твоей страстной жизни. Оставь ее, исправь пути твои». О. Серафим советовал купцу поговеть в Сарове и причаститься Св. Таин, обнадеживая, что Господь, в случае искреннего покаяния, не отнимет от него Своей благодати и милости.

[1] С. 370

Одному человеку он предсказывал, для его исправления, наказание Божие, имевшее последствием своим его смерть. Пришла к о. Серафиму жена этого человека… Старец убеждал ее поговорить со своим мужем, чтобы он исправил себя от невоздержания, дерзости, несправедливых притеснений и немилосердия в отношении других. «Если муж твой не оставит этих страстей, вкоренившихся в нем, то он непременно будет за то наказан Богом».

[1] С. 377

О борьбе со страстями

«Страсти истребляются страданием и скорбью, или произвольными, или посылаемыми Промыслом».

[4] С. 15

Чем, спросил я, истребить гордость и приобрести смирение? Он отвечал: «Молчанием. Бог сказал Исаии: На кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливого и трепещущаго словес Моих». Касательно духовной гордости он прибавил еще: «Проси Бога, чтобы он продлил твои лета. Этого без труда не сделаешь. Молчанием же большие грехи побеждаются».

[1] С. 434-438

Не покоряться диавольскому страху

«Не надобно покоряться страху, который наводит на юношей диавол, а нужно тогда особенно бодрствовать духом и, откинув малодушие, помнить, что хоть мы и грешные, но все находимся под благодатью нашего Искупителя, без воли которого не спадет ни один волос с головы нашей.

Искушения диавола подобны паутине: только стоит дунуть на нее - и она истребляется; так-то и на врага-диавола: стоит только оградить себя крестным знамением - и все козни его исчезают совершенно. Все святые подлежали искушениям, но подобно золоту, которое чем более может лежать в огне, тем становится чище, и святые от искушений делались искуснее, терпением умилостивляли правосудие Творца и приближались ко Христу, во имя и за любовь которого они терпели». И наконец несколько раз повторял он, что «тесным путем надлежит нам, по слову Спасителя, войти в Царствие Божие».

[1] С. 349-350

О милостыне и благотворении

«Во время войны с галлами надлежало одному военачальнику лишиться правой руки; но эта рука дала какому-то пустыннику три монеты на св. храм, и молитвами св. церкви Господь спас ее. Ты это пойми хорошенько и впредь не раскаивайся в добрых делах. Деньги твои пойдут на восстановление Дивеевской общины, за твое здоровье».

[1] С. 350

«Вот что пророк Давид пишет: Господи, возлюбих благолепие дому Твоего, и место селения славы Твоея. Вельми хорошо, батюшка, украшать храмы Господни».

[1] С. 402

Один военный после посещения Преподобного рассказывал: «Отец Серафим давал мне наставления, особенно чтобы я сам был милосерд, если хочу, чтобы Господь Бог был ко мне милосерд».

[1] С. 431

«Давай свечи, вино и елей в церковь: милостыня много тебе блага сделает».

[1] С. 437

«Если кто моих сирот девушек обидит, тот велие получит от Господа наказание, кто заступит за них и в нужде защитит и поможет, изольется на того велия милость Божия свыше. Кто даже сердцем воздохнет да пожалеет их, и того Господь наградит».

[1] С. 173

О болезнях

На вопросы мои: должно ли лечиться в болезнях, и как вообще проводить жизнь, он отвечал: «Болезнь очищает грехи. Однакоже воля твоя. Иди средним путем; выше сил не берись - упадешь, и враг посмеется тебе; аще юн сый, удержись. Однажды диавол предложил праведнику прыгнуть в яму, тот было согласился, но Григорий Богослов удержал его.

[1] С. 434-438

Одна дивеевская сестра рассказывала, что при жизни батюшки Серафима она 30 недель лежала в постели от нестерпимой боли и 13 недель была совершенно глуха. «Однажды глухая и слабая, я, глубоко вздыхая, пролила горячие слезы. Вдруг вижу, что в келлии, где лежала, сделалось светло, входит батюшка Серафим и говорит: «Ну вот, матушка, слезы и вопли твои заставили меня придти к тебе; ты больна и не находишь ни в чем утешения, и вот я пришел!» - «Ах, батюшка, отец наш, ты ли это?» А он говорит: «Перекрестись и говори до трех раз: во имя Отца и Сына и Святого Духа!» - «Батюшка, я от слабости не могу и рук поднять, - говорю ему, - и они у меня не владеют!» Тогда он взял обеими руками мою больную голову, приподнял и перекрестил ее. «Ну вот, матушка, - сказал он, - я, собственно, для тебя и приходил, чтобы исцелить тебя. Головке будет легче, но совсем не выздоровеет...» - «Да как же, батюшка, - говорю я, нет уж, исцели до конца!» А он в ответ: «Нет, матушка, не на пользу нам, все будет немножко болеть!»

[1] С. 407

Я спросил его: можно ли есть скоромное по постам, если кому постная пища вредна, и врачи приказывают есть скоромное? Старец отвечал: «Хлеб и вода никому не вредны. Как же люди по 100 лет жили? Не о хлебе едином жив будет человек; но о всяком глаголе, исходящем из уст Божиих. А что Церковь положила на семи Вселенских соборах, то исполняй. Горе тому, кто слово одно прибавит к сему или убавит. Что врачи говорят про праведных, которые исцеляли от гниющих ран одним прикосновением, и про жезл Моисея, которым Бог из камня извел воду? Какая польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит? Господь призывает нас: приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии и аз упокою вы: иго бо Мое благо и бремя Мое легко есть: да мы сами не хотим».

[1] С. 434-438

Об источнике преп. Серафима

Многим даже в ранах о. Серафим приказывал окатиться водою из его источника. Все получали от этого исцеление - и в различных болезнях.

[1] С. 394

О приготовлении к смерти

«Не сокрушайся, что муж твой перед смертию не приобщился Св. Христовых Таин, не думай, радость моя, что из этого одного погибнет его душа. Бог может только судить, кого чем наградить или наказать. Бывает иногда и так: здесь на земле приобщается, а у Господа остается неприобщенным; другой хочет приобщиться, но почему-нибудь не исполнится его желание, совершенно от него независимо. Такой невидимым образом сподобляется причастия чрез Ангела Божия».

[1] С. 387-388

«Какая радость, какой восторг, - говорил он, - объемлют душу праведника, когда по разлучении с телом ее сретают Ангелы и представляют пред лице Божие!»

[1] С. 441

Впавшим в грех

Однажды по какому-то случаю кн. Грузинская послала своего племянника подполковника В. Ф. Островского к прозорливому Старцу. Отец Серафим принял его очень милостиво и между прочими добрыми наставлениями вдруг сказал ему: «Ах, брат Владимир, какой же будешь пьяница!» Эти слова чрезвычайно огорчили и опечалили Островского. Он награжден был от Бога многими прекрасными талантами и употреблял их всегда во славу Божию; к о. Серафиму имел глубокую преданность, а к подчиненным был как нежный отец. Поэтому он считал себя весьма далеким от такого наименования, неприличного его званию и образу жизни. Прозорливый старец, увидев его смущение, сказал ему еще: «Впрочем, ты не смущайся и не будь печален: Господь попускает иногда усердным к Нему людям впадать в такие ужасные пороки, и это для того, чтобы они не впали еще в больший грех - высокоумие. Искушение твое пройдет, по милости Божией, и ты смиренно будешь проводить остальные дни своей жизни; только не забывай своего греха».

[1] С. 374

Для избирающих жизненный путь

«Ради будущего блаженства стяжите целомудрие, храните девство. Дева, хранящая свое девство ради любви Христовой, имать честь со Ангелами и есть невеста Христу: Христос есть жених ей, вводящий ее в Свой чертог небесный. Всякая человеческая душа есть дева; душа же, во грехах пребывающая, вдова нерадивая, в сластолюбии заживо умершая».

[1] С. 152

Многие являлись к о. Серафиму просить благословение удалиться для спасения души на Афон, но Старец никому благословения не давал, говоря, что там очень трудно, невыносимо скучно. Спасаться, по его мнению, всего удобнее в Православной России. «Если мы здесь плачем, - говорил о. Серафим, - то туда идти - для стократного плача, а если мы здесь не плачем, то и думать нечего о св. обители». Другие приходили к Старцу просить благословения быть юродивыми, на что не только он не давал совета, но с негодованием говорил: «Кто берет путь юродства на себя без особого звания Божия, все в прелесть впадают; из юродивых едва ли один отыщется, чтобы не в прелести находился, - и погибали или вспять возвращались. Старцы наши никому юродствовать не позволяли; при мне только один обнаружил юродство, запел в церкви кошачьим голосом, старец же Пахомий в ту же минуту приказал юродивого вывести из церкви и проводить за монастырские ворота. Три пути, на которые не должно выходить без особого звания: путь затворничества, юродства и путь настоятельства.

[1] С. 359

«Брачная жизнь благословлена самим Богом. В ней нужно только с обеих сторон соблюдать супружескую верность, любовь и мир... Монашеская жизнь трудная, не для всех выносима».

[1] С. 366

О семейной жизни

Когда я спросил о посте и браке, старец сказал: «Царство Божие не брашно и питие, но правда, мир и радость о Дусе Святе; только не надобно ничего суетного желать, а все Божие хорошо: и девство славно, и посты нужны для побеждения врагов телесных и душевных, и брак благословен Богом: и благослови их Бог, глаголя: раститеся и множитеся. Только враг смущает все».

[1] С. 437

Юноша явился к о. Серафиму с вопросом, благословит ли он его на поступление в монастырь. Старец сказал: «Не все могут вместить, и на это принуждения от Господа нет, но все возможно верующему... Останься в мире, женись, не забывайте с сожительницей общения, страннолюбия; держитесь тех добродетелей, которые будут поминаться на Страшном суде Божием, по св. Евангелию: Взалкал и дасте ми ясте, возжаждал и напоисте меня, наг бех и одеясте мя... - вот в чем ваше спасение и еще приложите чистоту, храните среды и пятки, и праздничные и воскресные дни. За нехранение чистоты, за несоблюдение среды и пятка супругами дети родятся мертвыми, а за нехранение праздников и воскресных дней жены умирают родами».

[1] С. 362-363

О родителях и детях

В отношении к родителям о. Серафим внушал уважение даже и в таком случае, если бы они имели слабости, унижающие их. Так, один человек пришел к старцу со своею матерью. Мать же его в высшей степени предана была пьянству. Только что хотел он изъявить о. Серафиму слабости своей матери, Старец мгновенно положил правую руку на уста его и не позволил промолвить ему ни одного слова. «По учению нашей Православной Церкви, мы не должны осуждать родителей своих, терять к ним уважение и любовь из-за недостатков их».

[1] С. 353

«Матушка, матушка! Не торопись детей-то учить по-французски и по-немецки, а приготовь душу-то их прежде, а прочее приложится им потом».

[1] С. 367

Надо угождать Богу, а не людям

Я спросил Старца: обязан ли человек для поддержания своего звания вовлекаться в издержки, превышающие его достатки и не составляющие у людей необходимости? Он отвечал: «Кто как может, но лучше, чем Бог послал. Хлеба и воды довольно для человека. Так было и до потопа».

Еще спросил я: должно ли угождение людям простираться и на те случаи, которые несогласны с волею Божиею, например, праздно проводить время и т. п.? На это о. Серафим возразил: «За эту любовь многие погибли, аще кто не творит добра, тот и согрешает. Надобно любить всех, а больше всего - Бога».

[1] С. 436

Высокопоставленным лицам

В качестве посетителей к нему являлись и знатные государственные люди. О. Серафим относился к ним с должною честию и с христианской любовью и, беседуя с ними в таком духе, обращал внимание на важность их сана, поучая их отсюда быть верными св. Православной Церкви, своему природному Государю и Отечеству. Указывая на знаки отличия, украшающие грудь их, он напоминал им о Христе Иисусе, ради спасения нашего распятом на кресте, и говорил, что знаки сии должны служить им живой проповедью об их обязанности: быть всегда готовыми жертвовать всем, даже, если нужно, самою жизнью для блага Родины и Церкви. Более же всего, по нуждам того времени, он умолял их охранять великую святую православную кафолическую Церковь, сильно колеблемую и внешними бедствиями и суетными мудрованиями века. «Этого, - говорил он, - ждет от вас народ русский, к тому должна побуждать вас совесть, для сего избрал вас и возвеличил Государь, к этому обязывает св. Церковь и Сам Господь Бог, ее Основатель и Хранитель».

[1] С. 153-154

Начальствующим

«Матушка! Чтобы твои подчиненные были добры и послушны, ты сама наперед смири себя и подавай собою добрый пример незлобия. Видя твою жизнь, и твои подчиненные охотно будут ей подражать. Читай чаще житие Саввы Освященного, и из него сама научишься терпению».

[4] С. 130

На вопрос мой: как сохранить нравственность людей, мне подчиненных, и не противны ли Богу законные, по-видимому, наказания, он отвечал: «Милостями, облегчением трудов, а не ранами. Напой, накорми, будь справедлив. Господь терпит; Бог знает, может быть, и еще протерпит долго. Ты так делай: аще Бог прощает, и ты прощай. Сохрани мир душевный, чтобы в семействе у вас ни за что не было ссоры; тогда и благо будет. Исаак, Авраамов сын, не злобился, когда у него колодцы засыпали, и отходил; а потом его же стали просить к себе, когда Господь Бог благословил его стократным плодом ячменя».

[1] С. 436

Подчиненным

«Не должно входить в дела начальнические и судить оные: сим оскорбляется величество Божие, от Коего власти поставляются; ибо несть власть, аще не от Бога, сущие же власти от Бога учинены суть (Рим. 13, 1)

Не должно противиться власти во благое, чтоб не согрешить пред Богом и не подвергнуться Его праведному наказанию: противляяйся власти, Божию повелению противляется: противляющиися же себе грех приемлют (Рим. 13, 2)».

[1] С. 339

Военным

Генерал П. Я. Куприянов пришел к Старцу и благодарил его за молитвы. «Вашими молитвами, - говорил он, - я спасся во время турецкой кампании. Окруженный многими полками неприятелей, я оставался сам с одним только полком и видел, что мне нельзя было ни укрепиться, ни двинуться куда-нибудь, ни назад ни вперед. Не было никакой надежды ко спасению. Я только твердил непрестанно: «Господи, помилуй молитвами старца Серафима», ел сухарики, данные мне вами в благословение, пил святую воду - и Бог охранил меня от врагов невредимым».

[1] С. 351

Беседа с Богдановым

Я спросил старца Серафима: продолжать ли мне мою службу, или жить в деревне? О. Серафим отвечал: «Ты еще молод, служи». «Но служба моя нехороша», - возразил я. «Это от твоей воли», - отвечал старец. «Добро делай; путь Господень все равно! Враг везде с тобой будет. Кто приобщается - везде спасен будет; а кто не приобщается - не мню. Где Господин, там и слуга будет. Смиряй себя, мир сохраняй, ни за что не злобься».

Я спросил еще: благополучно ли кончится мое дело? Старец отвечал: «Надобно полюбовно разделиться с родными, у кого есть что разделить. Было у двух родных братьев два озера; у одного все множилось, а у другого нет. Тот и хотел завладеть войною. Одному нивы надобно 12 сажен, а другому более. Не пожелай».

После того я спросил: учить ли детей языкам и прочим наукам? И он отвечал: «Что же худого знать что-нибудь?» Я же, грешный, подумал, рассуждая по-мирскому, что нужно, впрочем, ему самому быть ученым, чтобы отвечать на это, и тотчас же услышал от прозорливого Старца обличение: «Где мне, младенцу, отвечать на это против твоего разума? Спроси кого поумней».

Вечером, когда я пришел к нему, первым его словом было: «Беседу лучше оставить. За каждое праздное слово воздадим Богу ответ». Но я умолил его продолжить спасительную беседу и предложил ему следующий вопрос: скрывание дел, предпринятых во имя Господне, в случае, когда знаешь, что получишь за них скорее осмеяние, нежели похвалу, не похоже ли на отвержение Петра? и что делать при противоречиях? Старец на это отвечал мне так: «Св. апостол Павел в послании к Тимофею говорит: пей вино вместо воды; а вслед за сим следует: не упивайтесь вином. На это надо разум. Не воструби; а где нужно, не премолчи».

Я спросил еще: что прикажет он мне читать? И получил ответ: «Евангелие по 4 зачала в день, каждого Евангелиста по зачалу, и еще жизнь Иова. Хотя жена и говорила ему: лучше умереть; а он все терпел, и спасся. Да не забывай дары посылать обидевшим тебя».

Спрашивал я также о. Серафима насчет опасности нынешних советов и можно ли ввериться учению других. Он отвечал: «Это вам необновленным», и улыбнулся. «Довольно одного Ангела-хранителя, от св. купели нам данного. Если ярость в ком есть - не слушай; если девство кто хранит - Дух Божий таких принимает. Однако же сам разум имей, и Евангелие читай».

Я попросил о. Серафима растолковать мне сон: я видел кого-то, который приказывал мне выстроить церковь. О. Серафим сказал мне: «Это твое собственное желание, и если Бог избрал тебя на это и потребует нужда, то с Богом! В терпении вашем стяжите души ваши, то и будете Богу подобны, а иначе я не мню, чтобы кто спасся».

На вопрос мой о духе мнительности и о хульных помыслах, он отвечал: «Неверного ничем не уверишь. Это от себя. Псалтирь купи: там все есть».

[1] С. 434-438

Литература

1. Архимандрит Серафим (Чичагов). Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря. - СПб., 1903.
2. С. Глебов. Воспоминания паломника о преподобном Серафиме//«Миссионерское обозрение». 1903. № 11.
3. Е. И. Мотовилова. Из воспоминаний о муже Николае Александровиче//Н. А. Мотовилов и Дивеевская обитель. Изд. Свято-Троице-Серафимо-Дивеевского монастыря, 1999. С. 79-88.
4. Преподобный Серафим Саровский в воспоминаниях современников.
5. Л. И. Денисов. Житие преподобного и богоносного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца. Репринт. изд. 1904 г. - М., 1998.




Имя:*
E-Mail:


Основан в 2008 году