Регистрация

Явление святого Николы благоверному князю Димитрию Донскому

Автор: Плаксин Олег
Опубликовано: 31-07-2009, 22:49, посмотрело: 4826
Святители

Явление святого Николы благоверному князю Димитрию Донскому

В одном из преданий о Куликовской битве говорится о том, что когда великий князь Дмитрий Донской выступил против татарского хана Мамая, то на месте расположения русского войска явился образ Николая Чудотворца в воздухе над сосной. Явление этой иконы способствовало поднятию духа войска и послужило счастливым знамением исхода битвы. Возвращаясь после победы над Мамаем, Дмитрий Донской повелел воздвигнуть храм в честь святителя Николая на месте явления чудотворной иконы. Монастырь, который был поставлен на этом месте, назвали Николо-Угрешским, т.к. Донской, увидев явленную икону, воскликнул, что "сия вся угреша сердце его".

Предание о чудесном явлении образа святителя Николая святому благоверному князю Дмитрию Ивановичу Донскому на Угреше накануне Куликовской битвы издавна имело живописное воплощение в иконописи. Ныне в Спасо-Преображенском соборе Николо-Угрешского монастыря находится современная икона: перед сияющим в кроне сосны образом Николая Чудотворца молятся Дмитрий Донской (справа) и схимонахи Ослябя и Пересвет. В Никольской часовне восстановлена стенопись, посвященная этому событию. Она выполнена в стиле академической живописи. От иконы святителя Николая, находящейся в кроне сосны, исходят восемь широких лучей света. Святителю молится великий князь Дмитрий Донской в воинских доспехах и княжеском плаще, вместе с ним, как и описано в предании, его соратники — “благоверные князья и бояре”.

В старину в монастыре икон явления Николы на Угреше было несколько. В описи, сделанной поручиком Вакселем в июле 1763 году, упоминается находившаяся в Никольском соборе хоругвь, написанная по холсту красками и золотом, где было изображено Успение Пресвятой Богородицы, а на обороте — явление иконы святителя Николая. Более подробного описания этой хоругви нет. Может быть, она была списана с более ранней хоругви походной церкви, значившейся в описи Оружейной палаты за 1643 год: известно, что кремлевские мастера писали иконы для Угреши, переживавшей тогда период расцвета. Древняя хоругвь до нас не дошла из-за ветхости, но сохранилось ее описание, сделанное в XIX веке: “На хоругви написан образ свт. Николая Чудотворца, перед которым изображен в молении великий князь Дмитрий Донской со своими боярами, вдали видна ставка”. Это самое древнее из известных живописных воплощений предания о явлении иконы святителя Николая на Угреше.

В описании монастырских строений по состоянию на 1871 год[1] упоминается стенопись на тему явления образа Николы в часовне, находившейся в ограде близ Святых ворот. Эта часовня была выстроена в 1754 году при игумене Илларионе (Завалевиче), но потом пришла в совершенное разрушение и была упразднена. Восстановлена она была стараниями архимандрита Пимена (Мясникова) с братией в 1855 году. Нельзя с уверенностью сказать, была ли тогда возобновлена старинная стенопись на тему явления образа святителя Николая на Угреше или сделана новая.

Образ на этот сюжет находился также в ныне несуществующей маленькой часовне напротив Святых ворот. Там было всего четыре иконы под стеклами — по одной с каждой стороны. Как именно выглядел образ и когда был написан, неизвестно. Возможно, и в других храмах имелись подобные местные иконы, но в доступных ныне описаниях они не упоминаются. Косвенно об этом свидетельствует прорись утраченной иконы «Явление Николы на древе князю Дмитрию Ивановичу перед Куликовской битвой»[2], хранящаяся в фондах Государственного исторического музея. Специалисты датируют ее 1680–1690-ми годами по бумаге и изображению надстроенных именно в это время кремлевских башен и колокольни Ивана Великого (на дальнем плане слева).

Эта икона — художественное повествование, состоящее из нескольких ключевых сцен, подписанных на обороте листа текстом, очень близким к летописным источникам. Вверху изображен “мир горний” (то есть небесный): Христос Спаситель в облаках (так называемый Спас Облачный) с державой в правой руке и благословляющим жестом левой руки. Он него тянется изящная звездная гирлянда к иконе святителя Николая, который выступает тем самым провозвестником воли Божией. Никола Угодник написан в традициях византийской иконописи, на нем красиво расшитая риза — фелонь, архиерейская лента — омофор с крестами, в правой руке закрытое Евангелие, пальцы левой руки сложены в благословляющем жесте. Большая икона святителя прочно «сидит» в кроне высокой сосны, словно в гнезде, и связывает горний мир с “земной юдолью”, причем местность изображена во многом вполне реалистично и напоминает знакомые угрешские виды. Обращает на себя внимание восходящее солнце — символ света и возрождения Руси: как ночная тьма рассеивается от солнечных лучей, так и “поганые” ордынцы будут побеждены, рассеяны русским войском. Не случайно явление иконы Николы произошло именно на рассвете.

Явление святого Николы благоверному князю Димитрию Донскому


Справа вверху в “земной юдоли” легко узнается Московский Кремль, прописанный очень обобщенно таким, каким он был в конце XVII века. Из Москвы по холмистой долине идет русское войско с развернутыми знаменами. Впереди великий князь со своими воеводами на конях. Надпись на обороте гласит: “Благоверный и великий князь Дмитрий Иванович поиде с Москвы с воинством своим противу безбожнаго царя Мамая”. Это изображение, как и другие сцены, обладает своеобразной поэтической красотой.

Справа внизу иконы изображена собственно сцена явления Николы на Угреше. Ставка великого князя словно списана с натуры. Возле сосны стоит палатка, где устроена походная церковь с небольшой главой, увенчанной крестом. Далее расположены другие шатры лагеря. Возле первого шатра с открытым пологом стоит в молении князь Дмитрий Иванович в воинском облачении с двумя воеводами. Изумленно глядя на явленную икону святителя, они молятся. На обороте сцены написано: “И отыде пятнадцать поприщ от царствующего града Москвы и ста в шатрах на поле. И виде образ Святаго и великаго отца Николы над древом стоящъ”.

Дмитрий Донской изображен весьма реалистично в соответствии с летописными источниками, явно знакомыми художнику: “Беаше же сам крепок зело и мужествен, и телом велик и широк, и плечист и чреват вельми, и тяжек собою зело, брадою же и власом черен, и взором же дивен зело”. Рядом с князем его сподвижники, но это не иноки Ослябя и Пересвет, поскольку на них нет островерхих головных уборов схимников. Художник не конкретизирует личности воевод. Это могли быть, например, очень близкие Дмитрию Ивановичу люди: талантливый и опытный воевода Дмитрий Боброк-Волынский и боярин Михаил Бренок, погибший на поле Куликовом и, по преданию, захороненный на Угреше.

Третья сцена, размещенная справа вверху, подписана такими словами: “Благоверный и великий князь Дмитрий Иванович побеждая безбожного царя Мамая”. Русское войско в едином порыве гонит ордынцев и словно уходит из плоскости листа, что создает иллюзию продолжения действия за его пределами. Развеваются знамена и хоругви. Дмитрий Донской изображен с мечом на коне, над его головой светится нимб. Хотя князь в XVII веке еще не был официально канонизирован, но за свою победу и за благочестие в Москве его почитали как святого практически сразу после смерти и изображали на иконах.

Последняя сцена в левом нижнем углу прориси рассказывает о посещении великим князем Дмитрием Донским основанной им обители: “Егда возвратися по победе безбожнаго Мамая на то место монастырь созда во имя Святаго и великаго отца Николы Зовомый “Угри”.

В строящейся обители Дмитрия Донского встречает настоятель в монашеской рясе. Князя сопровождают двое приближенных. Дмитрий Иванович — в великокняжеском облачении, напоминающем царское платье XVII века, выглядит он старше, чем в сцене явления образа Николы. В руках у него скипетр и держава, над головой — нимб. Сцена написана, вероятно, под впечатлением тогда еще недавних “Угрешских походов” царя Алексея Михайловича.
Несмотря на всю торжественность момента, каменщики продолжают свои работы по возведению монастырских построек. Один из них отвлекся на минуту и с любопытством смотрит на происходящее, второй занят кладкой, а третий тащит на спине доски.

Особый интерес представляет собой изображение Николо-Угрешского монастыря, явно списанное с натуры. Это старейшее изображение обители ныне известных. Кровля древнего Никольского собора декорирована несколькими рядами кокошников — характерным архитектурным украшением церквей XVII века. Вероятно, такой вид собор приобрел при обновлении его в 1613–1616 годах. Первоначально он имел, скорее всего, позакомарное покрытие, типичное для храмов конца XIV — начала XV века.

Колокольня изображена на прориси лишь частично. Из описи, составленной архитектором Иваном Мичуриным в 1739 году, известно, что восьмигранная колокольня располагалась над церковью Спаса Нерукотворного и имела в диаметре 2,5 сажени (около 5 метров). На колокольне были башенные часы и 10 колоколов. Церковь и колокольня за ветхостью были разобраны во второй половине XVIII века. Службы там не велись с 1757 года, а в 1758 году было начато возведение новой колокольни по проекту Ивана Жеребцова.

На прориси иконы явления святителя Николая на Угреше отчетливо прописаны крытые тесом стены с высокими башнями. Из описи 1739 года известно, что стены были высотой более 4 аршин (около 3 метров), а в толщину — более сажени (2 метров). Виден на прориси и двухэтажный корпус братских келий, который был каменным длиною 39 саженей (около 80 метров) шириной — 6,5 сажени (около 13 метров). Этот корпус частично разобрали в 1828 году при нерадивом игумене Аароне, который присвоил себе деньги от продажи кирпича. Окончательно снесен этот корпус при архимандрите Пимене в начале 1850-х годов для освобождения места под новые братские корпуса.

Икона “Явление Николы на древе князю Дмитрию Ивановичу перед Куликовской битвой” — это религиозно-поэтическое воплощение предания об основании Угрешской обители и одновременно вполне реалистичное изображение его героев и окружающего пейзажа. Специалисты полагают, что икона была создана художником, связанным с кругом мастеров Оружейной палаты. Вполне вероятно, что известная по прориси икона могла быть написана для Николо-Угрешского монастыря либо для кого-то из знатных почитателей обители.


Елена Егорова




Имя:*
E-Mail:


Основан в 2008 году