Регистрация

По «Святым источникам» Луховицкого района Московской области

Автор: Рогожин Илья
Опубликовано: 22-08-2008, 07:03, посмотрело: 5765
Московская область » Луховицкий район » поселок Белоомут

По «Святым источникам» Луховицкого района Московской области


«Святые источники и родники Московской области и близлежащих областей»
(Отчет №9)


По «Святым источникам» Луховицкого района, Московской области:


Подлесная Слобода («Святой источник Параскевы Пятницы») – ст. Фруктовая («Святой источник Серафима Саровского») – поселок Белоомут («Святой источник Богородицы») - Горетово («Святой источник») - Городна («Святой источник Николая Чудотворца») – Берхино (Сильный родник на реке Осетр)



Последнее время нам с Зайкой все труднее путешествовать с Козой: то, что интересно нам, не интересно ей, и наоборот. В результате нам приходится выбирать: носить ноющего ребенка на руках или ехать туда, где ей интересно и она бежит сама. Стараемся найти варианты маршрутов, чтобы чем-то заинтересовать дочку. В результате, на первые майские было сплошное зверье: лосиная ферма, лошадки, «Музей природы» и под конец зоопарк в Иваново. А вот найти новый источник в районе Унжи, дойти до него, мы так и не осилили. По плану был еще Источник в Больших Рымах, вместо него получился Зоопарк. 7 мая, снова поездка в основном для ребенка: катались по «Детской железной дороге» в Новомосковске, а в Свириродово под Веневом, на «Святой источник – 12 ключей» уже не успели заехать.

9 мая мы планировали наконец-то поездить по Источникам, на этот раз выбор пал на Белоомут и Луховицкий район. Единственная «завлекалка» для Козы, придуманная нами для этой поездки, была паромная переправа через Оку.

Как-то так странно получилось у нас, что вот уже 3 года подряд, на майские, пересекаем мы чудо-город Луховицы и … покупаем там редиску. На наш взгляд здесь надо было ставить памятник не огурцу, а именно ей – редиске. В течении года, фактически, не едим мы потом этот овощ. А вот весной в Луховицах съедаем по паре пучков за раз, как семечки. Редиска в Луховицах – отменная! Без нее теперь – майские праздники уже как-то и не то, не считаются.

Конечно, Луховицы славятся не только редиской. Город амбициозен, что стоит хотя бы его заглавный лозунг: «В России только три столицы – Москва, Питер и Луховицы». Интересно, что в 2004году – столиц было только две: «Москва и Луховицы».

В 2005году – Луховицы отстояли право поставить у себя в городе «Памятник «Огурцу». Хотя на это претендовали такие сильные овощные гиганты, как Белая Дача и совхоз Московский. Луховицы опередили всех, причем на памятник собрали деньги просто жители города – на нем так и написано «Огурцу Кормильцу от благодарных Луховичан». Сильно гордятся луховичане продуктом своей сельскохозяйственной промышленности. Памятник «Огурцу» установлен напротив монумента А.С. Пушкину. Великий русский поэт уважается в городе вместе с обычным на первый взгляд овощем. Это доказывает, что для луховичан важно не только воспитывать своих детей духовно, но и показать им то, благодаря чему они живут и процветают, - огурец!
Вообще если так почитать, может создаться впечатление, что город – огородное царство. На самом деле – это не так. Официальный символ города Луховицы – самолет «МиГ». Здесь на Луховицком машиностроительном заводе их выпускают. На гербе Луховиц изображены серебряные крылья, символизирующие выпускаемые в городе самолеты. Кстати, кроме известных самолетов «МиГ», памятник одному из которых, 23-му, расположен в самом центре города, тут еще собирают не менее известные вертолеты «Ка» («Черная акула») и совершенно новый пассажирский самолет «Ту». На сайте города прочитал, что самолет, который сейчас на постаменте, это уже третий самолет-памятник в городе. По мере обновления, разработки новых моделей самолетов – обновляют самолет-памятник.

Как связан Пушкин с Луховицами? Оказывается, памятник Пушкину стоит рядом с рекой Черной, одноименной с той, на берегу которой и был смертельно ранен поэт.

Такой вот необычный город – Луховицы. Город молодой, ему меньше 50 лет. Село же Луховицы, давшее начало и имя городу, впервые упоминается в «Сотной грамоте, данной... на земельное владение Рязанского и Муромского владыки», датированной 1567 годом. Кто знает, может и действительно выбьется в столицы. Пока их в России, на мой взгляд, действительно, только две – Москва и Питер.

В эту поездку посещение Луховиц и его известного «Святого источника Николая Чудотворца» было оставлено мной на обратную дорогу. Пока мы проехали основной перекресток города, где Новорязанское шоссе пересекает главную улицу города – улицу Пушкина. На этом перекрестке и стоят два памятника – Пушкину и «Огурцу». Притормозили мы только, чтобы купить редиски: вдоль дороги от начала города до конца стоят бабушки с этим свежим весенним овощем.

Первым я запланировал посетить «Святой источник Параскевы Пятницы» в с. Подлесная Слобода. Еще не выезжая из Луховиц надо свернуть с трассы налево. Я искал указатель «Подлесная Слобода», но его не оказалось, и поворот мы проскочили. Пришлось разворачиваться, и только когда повернули – уже увидели указатель.

К Источнику надо идти от Храма Введения, оставив машину на небольшой стоянке перед Храмом и памятником солдатам, сразу за мостом через реку Воблю. Нашел интересное стихотворение, посвященное этой известной реке:

РУССКИЕ РЕКИ - УБЛЯ И ВОБЛЯ

С какого вопля, судите сами,
Пошло название речки - Вобля?!.
Да и земля хороша в Рязани:
Воткнешь оглоблю - цветет оглобля.
А потрясенье берез осенних!
А небо... Братцы, какое небо!
Не зря ж тут жил хулиган Есенин.
Жалею, сам здесь почти, что не был.
Так... Пару раз проезжал на "скором",
Глядел в окошко, трясясь в плацкарте.
Зато под Старым гулял Осколом
На речке Убля (смотри по карте).
И там простор без конца и края,
И, как в Рязани, - до слез красиво.
Хотя и жизнь далека от рая -
В названьях скрыта земная сила!..
Читая "русский народ загублен!"
В газетах Дублина и Гренобля,
Я вспоминаю про речку Убля
С рязанским кукишем речки Вобля.

(04.01.05 Игорь Царев. РУССКАЯ ПЕЧЬ)

Оказывается кроме Вобли, есть еще и река – Убля! В Старом Осколе – не далеко, в принципе…

Итак, мы подъехали к Введенскому храму и сразу увидели указатель на Источник. Стоянка машин между Храмом и памятником Героям, погибшим в Великой Отечественной войне. В честь праздника у памятника лежали цветы. Слева от памятника, за небольшой оградкой кирпичный одноэтажный дом. Тропинка к Источнику от стоянки машин проходит как раз мимо этого здания. Сквозь садик перед домом, сильно запущенный и заросший, мы с Зайкой рассмотрели несколько мемориальных табличек. Оказалось, что это не дом настоятеля, как я вначале предположил, а бывшая местная школа. В ней учились, в частности, Герой Советского Союза, защитник Бресткой крепости, И.Н.Зубачев и поэт-суриковец М.В.Праскурин. Про них, увы, ни я, ни Зайка, ничего не знали.

При подготовке отчета попытался найти хоть какие-нибудь стихи Проскурина. Нашел всего только два. Вот одно из них, показавшееся мне несколько своеобразным:

В ПОЛЕ

Не мне ли сказки и венки,
И в небесах цветут черешни?..
Я сильно врезал сошники
В чумазый пласт горбины вешней.
В лучах не стыдно поту капать,
И над сохою спину гнуть;
По борозде упорно лапоть
Ведет вокруг загона путь.
Отборно, ярче ячменя,
Сверкают в воздухе букашки,
И знойно радует коня
Веселый мак моей рубашки.
А мир зеленый у тропинок
Цветист и хмелен и певуч…
И липнет радостно суглинок
К оборам катанных онуч.

(М.В.Проскурин)

Зашли за здание школы – и действительно: луг, река и пение соловьев. Такое впечатление, что сейчас выйдет навстречу крестьянин в красной рубахе, в лаптях и пойдет в поле – пахать этот самый суглинок. Крестьянин этот пашет, а в голове его, оказывается, рождаются подобные стихи.

Тропинка вывела к реке. Коза заслушалась соловьев. Мы с Зайкой вспоминали, как раньше, буквально лет пять назад слушали соловьев на балконе, в Москве на Юго-Западе. Потом пустырь застроили, «влепили» огромный жилой дом, и соловьи исчезли. Здесь на лугу, у реки, весенним утром они во всю старались.
Вот и река, мостик из плит через нее и тут же маленькая, по-деревенски покрашенная зеленой краской купаленка. Перед ней колодец, вода из небольшой трубочки, журча, стекает в реку. Купаленка рядом более чем скромная, но как это часто бывает у «Святых источников» курируемых Храмами – чистенькая, ухоженная и от этого более чем «духовная».

Возвращаемся к Храму. На нем интересная табличка о том, что «В церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы в конце лета 1916 года венчались Екатерина Степановна Загорская и Константин Георгиевич Паустовский».

В одном из своих дневников писатель оставил свои впечатления об этом событии:

«Рязанский вокзал. Душно, лихорадит. Станция Луховицы. Пустые залы. Лошадей нет. Чайные лавки. Чай с постным сахаром у запотелого оконца. Золото волос Хатидже. О нашей жизни. О её причудливости. «Не устраивайтесь в этой жизни, будьте бродягами»....

Поля, перелески, речушки, синие дали, васильки — её родина. У ветряной мельницы. Подлесная Слобода. Церковь. Могила мамы, вся в травах. Их сад. У отца Алексея.

Простенький деревянный домик. Матушка с заплаканными глазами. Отец Алексей аскет, немного суровый. Чай. Дали за окном. С девочкой Надей в их сад. Хатидже радостна как девочка. В луга, на молоканские могилы. Речушка Вобля.

К Аксюте — няне Хатидже. Её уютное, ласковое детство, овеянное любовью.

Утро. Обедня для «беженцев». Панихида на могиле. Ветер. Серый день. Просто и радостно. Готовились к венчанию. Хатидже вся беленькая. Я весь чёрный. В церковь. Торжественно. Детишки. Бабы. Спокойствие, ясность. Связаны наши жизни... Хорошо и ясно на душе. Вечером на крылечке. Дождь, серая пелена...».

(К.Г.Паустовский)

Дочь настоятеля Храма в Подлесной Слободе, Екатерина Загорская, рано осталась полной сиротой. Паустовский не застал в живых родителей невесты. Степан Александрович умер еще до рождения младшей дочери. Мария Яковлена последовала за ним через считанные годы. Екатерина Степановна проводила лето 1914 года в деревушке на крымском берегу, и местные татарки звали её Хатидже (по-русски «Екатерина»). А познакомились они на первой мировой войне: писатель служил санитаром, а Екатерина – сестрой милосердия.

«...её люблю больше мамы, больше себя... Хатидже — это порыв, грань божественного, радость, тоска, болезнь, небывалые достижения и мучения».

В Храме довольно благоприятно восприняли наше появление: служба уже закончилась, священник с семьей выходил из Храма. Но он вернулся, когда увидел, что мы поднимаемся по высоким ступеням в Храм и хотим зайти. Службы проходят сейчас только в правом приделе, отгороженном от основного объема временной перегородкой. Храм только недавно возвратили верующим, у прихода нет возможности отапливать все здание. Нет денег и на восстановление.

На выходе из Храма я предложил настоятелю посмотреть книгу, которая была у меня с собой «500 родников Подмосковья», и в которой описан «Святой источник Параскевы Пятницы» в Подлесной Слободе. Основу нашей поездки и составили «Святые источники», описанные в этой книге. Настоятель был крайне удивлен, сказав, что к нему никто не обращался за информацией. Но в целом, как мне показалось, он воспринял это положительно.
Еще раз пересекли Воблю и вернулись на трассу. Следующим пунктом должен был стать «Святой источник Серафима Саровского» в поселке при станции Фруктовая.

Мы уже как-то были в этих местах. Тогда наши поездки не были «завернуты» на «Святые источники». Мы возвращались из Дединово, переправились на пароме, а потом я хотел заехать в Белоомут. Для этого нам надо было еще раз переправиться через Оку, уже в Ловцах. Но в тот раз, мы не осилили дождаться парома, Зайка запросилась к дому. Долго я потом пилил ее – «вот теперь никогда… никогда… не попаду в Белоомут… Буду умирать и припомню, как ты не дождалась парома…». Сам не знаю, чего я пристал к Белоомуту, может, просто название понравилось. Что-то типа «Выдропужска». Кстати, по поводу Белоомута, есть официальная легенда, почему такое название:

«По приданию, Пётр I часто бывал в Дединове. Здесь строились торговые корабли, главным образом для перевозки хлеба. С Петром I связывает легенда и название посёлка Белоомут. Пётр вернулся из заграницы превосходным строительным мастером. Ему даже было присвоено высокое звание "корабельный плотник".

Прежде всего, конечно, он захотел посмотреть своими глазами, как идут дела в Дединове. Приехал он сюда, и очень ему не понравилось, как делают здесь струги, барки, ялики. И предложил он тогда свою модель судна. Сделали по чертежам модели царя такое судно. Пётр сам приехал его испытывать. Флотилия под командой Петра двинулась вниз по Оке. Плывут суда, а на встречу им, словно из моря, река белой пеной идёт. И завихрение воды какое-то происходит.

- Ишь ты! - вскричал царь, - белый омут какой!...»

Суда прошли, и царь больше не вспоминал это место. Но не забыли люди слова Петра. И когда в тех местах возникло селение, жители его назвали Белым омутом. В далнейшем - Белоомут.»)
года).

Белоомут богат Храмами. Но на меня они не произвели особого впечатления, возможно, из-за некой своей запущенности. Место это известно с XV века. Старинный центр швейного ремесла. Церкви: Преображения (1797 г.), Трех Святителей (1827г.), Успенская (1840 г), Белоомутский гидроузел - шлюз и плотина на Оке (1911-1914 гг.). Мне кажется, что перепад воды в этом месте и мог вызвать у Петра 1 ассоциацию с «белым омутом». Связан поселок Белоомут с именем Н.П.Огарева. Ему принадлежала большая часть Белоомута - Верхний Белоомут. Сейчас бывшие Верхний и Нижний Белоомут слились в единый населенный пункт.

Немного отвлекусь от нашей поездки, уж очень добрый и при этом несчастный был человек – Николай Платонович Огарев.

«Еще будучи студентом Н.П. Огарёв уже предрешил вопрос об освобождении своих крестьян. Но до достижения совершеннолетия осуществить свою идею в жизнь он не мог. Важнейшим фактором юношеских лет Огарёва, а затем и всей его жизни, является тесная, восторженная дружба с дальним родственником его, Герценым.

В 1856 году Огарёв окончательно покинул Россию и, примкнув к деятельности Герцена, вместе с ним стал во главе русской эмиграции. Получив в наследство населенные имения, Огарёв тотчас же решил освободить своих крестьян на самых льготных условиях. Ему досталось, между прочим, громадное село на Оке, Верхний Белоомут, с 10 000 десятин строевого леса. Некоторые белоомутцы, служившие по откупам, предлагали Огареву по 100 000 рублей за вольную, но Огарёв не захотел воспользоваться своим правом и устроил выкуп всех белоомутцев на столь выгодных для них и столь невыгодных для него условиях. Общая выкупная сумма за село, стоившее, по меньшей мере, 3-4 миллиона, составила едва 500 000 рублей. Эта сделка не достигла цели, ради которой Огарёв принес такую жертву: выгодами выкупа воспользовались только богачи, державшие в кабале бедных сельчан, которые теперь попали в еще худшее положение. Очень большое и после выкупа Белоомута состояние исчезло быстро, как вследствие мотовства первой жены Огарёва и беспорядочности его самого.

Конец жизни Огарёва был очень печален. Больной, без всяких средств, запутавшись в своих отношениях и со второй женой, которая стала подругой Герцена, он жил на небольшую пенсию, сначала от Герцена, а после смерти последнего - от семьи его. Человек крайне скромный, застенчивый, хотя и полный веры в свое призвание, Огарёв неотразимо действовал на всякого, кто был чуток к душевной красоте. Вокруг него всегда создавался особый "Огаревский культ"; в его присутствии люди становились лучше и чище.

Однако жизнь такого удивительного человека, доброго и отзывчивого, была наполнена неподдельной грустью. Огарёв сам нашел лучшие слова для характеристики своих чувств:

"А я и молод, жизнь моя полна,
и песнь моя на радость мне дана,
но в этой радости так грусти много" (стихотворение «Много грусти»)».

Памятник Огареву в Белоомуте все же остался – это Никольский придел в Храме Трех Святителей. Ныне существующая каменная церковь построена на месте деревянной предшественницы в 1827 году на средства крестьян Набатова и Каширина. Никольский придел устроен благодарными крестьянами в память помещика Николая Огарёва, освободившего крестьян с землёй за ничтожный выкуп задолго до отмены крепостного права.
О строителе церкви Трёх Святителей в селе Белоомуте крестьянине Набатове Н.П.Огарёв писал: "Этому человеку 80 лет. Он живёт, как и прежде, со своими внучками и любуется на них. Читает церковные книги, наделяет нищих из доходов, что получает от маленького торга скотом - и все его благословляют. Знаешь ли, что эти люди достойны быть выставлены в романе Гоголя. Старосветские помещики не большего заслуживают внимания. Да они и похожи на них. Набатов прожил со своею женою 60 лет душа в душу. Эти картины простого скромного быта, право, лучше всех картин Бальзака. Его 30-летние женщины ничего не значат против простой старухи, которая безмятежно прожила 80 лет с полной любовью к ближнему». Да были люди…
По случаю кончины Николая Платоновича (в Англии, в Гринвиче, 31 мая 1877 г.) обществом крестьян был составлен приговор, в котором вспоминаются покойного благодеяния и постановлено ежегодно в день его кончины творить общественную панихиду, а его имя и имена его родителей определены на вечное поминовение в церкви.

В нашу первую поездку мы уже заезжали и в поселок при станции Фруктовой. В путеводителе по Подмосковью было сказано, что здесь сохранилась дача известного мецената Мамонтова. Вот ее мы и пытались зачем-то найти. Так и не нашли, а когда в очередной раз спросили местного жителя, получили в ответ что-то типа «…это того, тех Мамонтовых, ну у которых… Витек… это туда…». Какие-то местные Мамонтовы, может быть даже и потомки, здесь видимо сохранились, но искать мы их уже передумали.

На самом деле, место там симпатичное: высокий берег, внизу заливные луга и красавица Ока. На горочке, как и положено, Храм. Сама станция и кирпичный завод несколько портят общую дачную идиллию. Видимо заводские серые жилые дома и составляют сейчас центр поселка. Помню, что ориентиром для поворота к «Пионерскому лагерю» служит водонапорная кирпичная башня.

Про источник в поселке Фруктовом информации нигде нет, даже в Интернете. И только в книге «500 родников» он описан и даже есть схема, как к нему пройти.

Искать надо «Пионерский лагерь «Березка», если не ошибаюсь. Он там один. Потом надо зайти на его территорию, пройти через главные ворота и спуститься к реке. Сюда видимо водят пионеров (или как их теперь называют) купаться. На выходе к пляжу и стоит деревянная часовенка, а из-под нее звонким ручейком бежит «Святой источник Серафима Саровского».

Ворота лагеря оказались открыты. Сторожей видно не было, и мы прошли на территорию. Лагерь небольшой, обычные деревянные корпуса, но за счет расположения на склоне, спланирован неплохо. Дорожки мимо корпусов спускаются вниз, где между деревьев угадывается река. Все как положено: столовая, клуб. По пути объясняем Козе, что такое пионерский лагерь. Я думаю, что когда подрастет, ее вполне можно будет отправлять в лагерь. Пока она с интересом рассматривала открытую эстраду, площадку для подъема флага и другие лагерные атрибуты, мы спускались к реке, вспоминая наше пионерское детство.

Вот и «Источник». Часовенка какой-то своеобразной формы, похожа на все лагерные здания, покрашена зеленой краской. Луковка у местного плотника, видимо, не получилась и вместо нее на крыше какая-то конструкция, как на пагоде. Ничего не говорит о том, что источник «Святой», лишь маленькая иконка Серафима Святого под кровлей. Но вода неплоха на вкус. Спустились мы конечно и к реке. Пляж пока запущен, но я надеюсь, к сезону его очистят.

Теперь к парому. Одна из экзотических особенностей этого места: на небольшом расстоянии от Дединова до Белоомута – целых три паромных переправы. Дальше, вниз по течению, еще две. Непонятно, неужели нельзя заменить все эти паромы на один мост. Правда при этом место потеряет свою оригинальность. Я думаю, для людей, постоянно вынужденных терять время на паромную переправу, она уже не вызывает такой радости, как у редких в этих местах туристов. Хотя почему редких… Пока мы ждали парома, вышли с Козой из машины и смотрели на плывущий паром, сзади еще подъехала машина с явными туристами. Они тоже фотографировались на фоне парома. Потом даже иностранец, судя по номерам. Но он, правда, из машины не выходил, переправу не фотографировал. В целом набралось машин пять легковушек и большой грузовик.

Вот мы и плывем. Причем все переправы абсолютно бесплатны для водителей. Деньги на их содержание сидят в налоге на дороги. Паромная переправа в нормальном состоянии, все подкрашено, подновлено.

На другом берегу уже видны луковки церквей Белоомута.

В Белоомуте праздновали Победу. Посреди главной улицы стоял ДПСный автомобиль и страж порядка, одетый в белую рубашку, смотрел сурово. Народ пересекал улицу, туда сюда, от магазина к палатке и обратно. Мы очень медленно проехали центр поселка.

Схема, как проехать к «Святому источнику Богородицы» в Белоомуте, в книге была. Надо было выехать за город и ехать сначала проселочной, а потом и лесной дорогой – в сторону озера Сосна. Ориентиром вначале служили указатели – на «Пионерский лагерь «Орленок», а затем появилось несколько стрелочек на «Источник». Без них найти было бы не реально, так как в описании были отмечены «левые» и «правые» повороты, но в лесу крайне сложно понять, что считать за поворот, а что нет. Так, держась по возможности главной, на наш взгляд, дороги, мы проехали по лесу около семи с половиной километров. Надо отдать должное: в самых спорных местах указатели все-таки были.

И вот последний указатель – от дороги тропинка уходит вниз, и на указателе «Источник» стрелка также вниз. Здесь оставляем машину и спускаемся вниз пешком. Хорошо, что непосредственно к «Источнику Богородицы» проезда нет – надо немного пройти.

Кругом красота: высокие сосны, полянки. Людей и машин нет – мы одни. Внизу уже поблескивает озеро Сосна: это бывшее русло Оки, «старица». Оно длинное, вытянутое, вдоль леса и не широкое. Погода радует – не холодно, но при этом еще не жарко, и комаров нет. В книге написано, что летом место ужасно комариное и без защиты от «вампиров» сюда лучше не заходить, а от их жужжания можно оглохнуть. Сейчас только весеннее громкое пение птиц сопровождает нас.

Тропинка поворачивает направо и уже видно луковку купальни. Переходим один из ручейков, истекающих из-под горы. Здесь тоже стоит поклонный крест и маленькая иконка.

Вода собирается из-под склона – и бежит вначале по деревянным лоткам. Из них удобно набирать воду и умываться. Мы подходим ближе к склону, здесь видно, как со дна ключики бьют и поднимают золотистый песок. Красиво.

Чуть выше по склону поднимаются крутые ступени – наверху площадка и поклонный крест. Там можно поставить свечи.

Здание купальни – большое, светлое. В купальне окунуться не решаемся, хотя там удобный вход. Зайка зачем-то решает помыть в купальне пол, от песка, благо ведро в купальне есть. Пока она занимается уборкой, мы с Козой набираем воду в канистры.

Потом я все же решаюсь облиться и сам. Зайка из ведра поливает меня, но не в купальне, а прямо на улице – так теплее. Очень здорово, хотя немного страшно… Коза тоже помогает, они поливают мне на спину, на голову и на грудь. Красота, вода, как и положено, вначале обжигает холодом, но потом становится тепло, приятно.

Вокруг купальни несколько лавочек – мы с Зайкой решили немного посидеть, чтобы впитать в себя необычную энергетику этого места. Журчание воды, шум деревьев и пение птиц – что может лучше ласкать слух и успокаивать. Коза фотографирует нас.

Пора идти. Нам надо быстренько перекусить, сделать пикник и трогаться дальше.

Пикник делаем прямо там, на горочке, где оставили Чижика. Мангал, угли и вот уже много жареного куриного шашлыка – что еще нужно уставшим автотуристам! Людей по прежнему никого, мы никому не мешаем и нам никто не мешает – место чудесное! Кругом лес, а внизу видно озеро.
По радио поют военные песни – мы пьем за Победу, правда только квас, но это абсолютно не портит наше настроение. Мы пьянеем от воздуха. Даже немного попели сами, Коза подпевала и танцевала. Потом я смешно танцевал с Козой, а Зайка смеялась и фотографировала нас. Еще раз спустились к «Источнику» - умыли руки, лицо.

Уже когда собирались, послышался звук подъезжающей еще одной машины. Но они не доехали до нашей полянки, а встали несколько раньше.
Очередной «Святой источник», который был описан в книге и находился рядом - в деревне Горетово, на другом берегу от Белоомута. Мы решили переправиться назад не в самом Белоомуте, а в Ловцах. В прошлую нашу поездку, мы именно здесь не осилили дождаться парома. Кстати в Ловцах также интересный Храм, если кто-то интересуется Храмами. Оказалось, что здесь остался только пассажирский паром. Автомобильный паром тоже был причален к берегу, но не работал. Пришлось все-таки возвращаться в Белоомут.

Коза конечно «отрубилась», а мы решили подъехать к Белоомутскому шлюзу – дорога как раз проходила почти мимо него. Вообще в этом месте есть определенная особенность автодорог. Дороги и на одном берегу реки и на другом идут параллельно реке, причем по нескольку дорог с каждого берега. Видимо весной часть из них затапливается и тогда используется дорога, проходящая дальше от реки. Вокруг заливные луга – высокая трава и маленькие лужицы, озерца, чередуются между собой. Возле одного из таких «озерцов» мы и притормаживаем: наше внимание привлекли необычные желтые цветы. Вначале мы подумали, что это кувшинки. Но, во-первых, для кувшинок было явно рановато цвести – все-таки только май. Во-вторых, эти цветы росли группками над водой, немного повыше, чем кувшинки.

Очень красиво смотрелись эти цветы, особенно отражаясь в прозрачной воде. Жалко только наш фотоаппарат не мог передать это и немного приблизить. Сфотографировали – как смогли, не знаю, получиться ли что-нибудь.

У Белоомутского шлюза встречает пост милиции и шлагбаум – «запретная зона». В очередной раз удивляюсь нашей жизни – интересный объект, который мог бы привлечь туристов, почему-то от них закрыт. Я все понимаю – безопасность, секретность и т.д., но мне кажется, если бы мы дали местному сторожу – десятку, мы бы смогли пройти. А за тысячу или две «зеленых» мы, наверное, могли бы, если бы имели такие намерения, и взорвать этот шлюз. Все наши «запретные зоны» как раз против обычных людей и почему-то совсем не спасают от терроризма.

Нам удалось увидеть только часть симпатичного искусственного островка, вытянутого вдоль берега. С одной стороны – между берегом и островком, видимо, и расположен сам шлюз, а с другой остров с берегом соединен заграждением. На островке – виден одинокий домик.

Когда мы разворачивались, подъехала еще одна машина с такими же туристами, чтобы сфотографировать и посмотреть шлюз. Представляете, если бы там было все нормально организовано для туристов – могли бы официально брать немного денег, по крайней мере, на текущий ремонт и благоустройство. Нет, у нас предпочитают закрыть, запретить и т.д. Очень жаль.

Вот и Горетово. Здесь с дороги от Белоомута на Дединово надо повернуть налево, где-то примерно по центру деревни и выехать к маленькому прудику. От него тропинкой по левому его берегу – метров пятьдесят-шестьдесят. Коза спит, я решил оставить их пока в машине и пройти самому.
На самом деле родничок есть, но в крайне запущенном состоянии. В книге написано, что возле родника установлен поклонный крест. Сейчас здесь нет ничего, только одна бетонная плита перекинута через овраг в качестве мостика. Много мусора.

Странно, так как в деревне строится, скорее всего, восстанавливается Храм, а «Святой источник» совсем рядом с ним. Может быть, еще не дошли руки, все усилия идут как раз на Храм. Жалко, что здесь было что-то устроено, а теперь нет.

Возвращаюсь к машине, и мы едем дальше. В Горетово даже не стал фотографировать «Святой источник».

В Луховицы въезжаем немного с другой стороны – со стороны дороги на Дединово. Людям, интересующимся историей, я бы все-таки посоветовал съездить в Дединово. Мы уже несколько раз были там проездом, по этому в эту поездку не заезжали.

Именно здесь на воду был спущен первый русский военный корабль «Орел». Было это еще до рождения Петра 1 в 1668 году. «Орел» имел водоизмещение около 250 тонн, длину - 24,5метра, ширину - 6,5метров, осадку - 1,5метра, вооружение 22 пищали. Экипаж состоял из 58 человек (капитан, 22 матроса, 35 стрельцов). Организация службы и действия членов экипажа в бою определялись 34 "статьями артикульными", явившимися прообразом первого морского устава русского флота. В 1669 году корабль переведен в Астрахань для охраны русских торговых судов на Каспийском море. В 1670 г. был захвачен восставшими крестьянами и казаками под предводительством С.Т. Разина. В дальнейшем много лет простоял в бездействии в одном из протоков Волги, по прямому назначению не применялся.

«Солнечным днем 19 мая 1668 года на берегу Оки-реки у верфи, что была построена здесь по указу государя Алексея Михайловича, собрались все жители дворцового села Дединово. На спусковых салазках стапеля высился двухпалубный красавец корабль "Орел". Боярин А.Л. Ордин-Нащокин, которому царским указом было определено "корабельным делом ведать", вместе с голландским судостроителем полковником Корнелиусом Ван-Буковеном (по проекту которого русскими корабельными мастерами Яковом Полуектовым и Степаном Петровым был создан "Орел") обошли верфь и лично убедились, что к спуску корабля на воду все готово. На торжество прибыл настоятель коломенского храма Иоанна Предтечи. Сопровождаемый местным священником, дьяконом и Ван-Буковеном, он поднялся на палубу "Орла". Тотчас же на флагштоках и мачтах корабля взвились огромные флаги и длинная лента вымпела. Отслужили молебен, окропили флаги святой водой и сошли на дединовский берег. На "Орле" остались лишь несколько человек, руководимых командиром корабля - голландским капитаном Бутлером. Им было поручено отдать якоря, как только корабль сойдет на воду.
Ордин-Нащокин взмахнул рукой, звонари ударили во все колокола дединовской звонницы. "Орел" тронулся с места и заскользил по стапелю. Торжественный перезвон заглушили залпы салюта. Через минуту-другую первый русский военный корабль закачался на голубой глади окской заводи. Свое название корабль получил в честь русского Государственного герба».

Богата история самого села Дединово и его Храмов:

«По преданию, Дединово основано в XV в, во времена Иоанна III. Он населил окские сёла новгородцами. До середины XVIII в. Дедино во - дворцовое село. Жители несли нетяжёлую повинность поставлять к царскому столу рыбу, а она в Оке водилась изобильно. Из поколения в поко ление передавались рассказы о посещении села царём Иоанном Грозным. Он после охоты останавливался у знакомого мужика Фёдора Суслова.

Вокруг села стояли дубовые рощи. В старину здесь строились почти все суда, которые плавали по Оке - коломенки, барки, струги. При царе Михаиле Феодоровиче - корабли для голштинского посольства в Персию. При Алексее Михайловиче в 1667 году начали строить первые большие военные корабли для Каспийского моря - уже упомянутый “Орёл” и несколько менее крупных.

Бывал в Дединово, на родине своего знаменитого ботика, и Пётр Великий. В 1695 г. он остановился в селе на пути в Азов. Его приезд остался памятен тем, что с тех тор жителей Дединова во всей России стали называть "Макары". Дело было так: Петра встречали человек десять стариков с хлебом и солью. Он принял их милостиво и спросил, как зовут старика, подносившего хлеб и соль: "А Макаром зовут, надежа-Государь". Царю понравилась ответ и добро душная улыбка старика: "Хорошо, Макар! Ай да Макар ты у меня"- думая о чём-то своём, несколько раз повторил Пётр. Спросил другого, как его зовут - Макар, третьего - Макар, все оказались Макары. Пётр удивился было, но догадался, что все так отвечали ради его царского удовольствия. "От сей поры, - молвил государь, засмеявшись, - будьте вы, дедновцы (в XVIII-XIX вв. село называлось Дедново), навсегда и все - Макары!"

Первый каменный храм в селе был построен ещё в середине XVII в. Искажённый перестройками в советское время, лишённый глав, трёх-престольный храм Рождества Божией Матери с при делами Трех Святителей и святых бессребреников Космы и Дамиана в трапезной стоит заброшенный. Это первый каменный храм во всей округе, ближайший был только в Николо-Радовицком монастыре, в сорока с лишним километрах на северо-восток.
1817 г в центре села возведен самый большой храм Дединова - Воскресения Христова. Из пяти его престолов три расположены в одну линию, справа от главного - придел, освященный во имя апостолов Петра и Павла, слева - во имя Рождества Иоанна Предтечи. Храм построен крестьянином, а впоследствии купцом Яковом Васильевичем Кривоносовым, откупившимся от помещика Измайлова. Он служил при каменоломне в Усть-Ижоре, поставлял известь и камень в Санкт-Петербург. Все нажитые деньги решил употребить он на сооружение великолепного храма вместо старого - тесного и низенького. Храм является почти копией разрушенного в советское время собора Николо-Радовицкого монастыря, построенного архитектором Руска в 1825 г» (информация с сайта «Храма Рождества Христова в г. Луховицы»).

Мы проехали по Луховицам и опять пересекли трассу. Я остановился, чтобы сфотографировать памятник «Огурцу». Нужны такие странные памятники, хорошо, когда идут они «от людей».

Мы ехали в Городну, так называется деревня недалеко от Луховиц. Несколько раз мы уже были там, а оказывается, что видели еще не все. Кроме известного нам и несколько раз уже посещенного «Святого источника Николая Чудотворца», предстояло найти «сильный» родник на берегу Осетра, также описанный в книге «500 родников».

В Городне один из самых любимых мной «Святых источников». Даже точно не могу сказать, чем именно, но нравится мне это место. Возможно это то, что называется – «аурой». Место красивое: склон, заросший деревьями. Наверху, если подняться по удобной лестнице – поклонный крест и иконы. Внизу под холмом бьют источники «Святого Николая Чудотворца». Вода вымывает природный известняк и серебряными струйками стекает в купальню.
Купальня светлая и снаружи, и изнутри. Особенно мне нравится, как устроена сама купель: за счет оставленных отверстий по стенкам, вода как бы подсвечена снизу. Обычно в деревянных купальнях купель темная, не видно ни воды, ни дна, от этого не всегда приятно спускаться в воду. Здесь же видно воду, видно камушки на дне – здорово!

На улице тоже все очень красиво и, на мой взгляд, правильно организовано. Во-первых, есть стоянка, но она не прямо на пороге купальни, а надо немного пройти пешком. Во-вторых, есть сторожка, где можно прикупить емкости для воды, а также свечи. И самое главное, нет этих ужасных ленточек и тряпочек на деревьях, видимо их вовремя снимают. Причем нет страшных оград, пресловутого «времени работы»: Источник открыт все время, круглосуточно, можно набрать воду. Купальня же закрывается только на время ее уборки. Возле купальни удобная лавочка.

В общем, место – очень и очень приятное!

После посещения Городни и «Святого источника» мы проехали чуть дальше по дороге по направлению к Берхино. Мост через Осетр в этом месте нам уже был известен. В свое время он обрушился и теперь (уже, по крайней мере, 3 года) находится в аварийном состоянии. В результате река в этом месте приобрела вид настоящего горного потока, здесь и перекаты, и буруны, и водовороты. Получилось очень даже живописно: в Подмосковье – горная река! Жаль только, когда-нибудь мост починят, и такой необычной достопримечательности не станет.

Речку в таком ее необычном виде мы здесь уже видели и в прошлом, и в позапрошлом году. Но мы не знали, что если не сворачивать на мост, а проехать прямо можно посмотреть на еще один памятник природы. Это очень сильный естественный родник, один из самых мощных в Подмосковье.
Действительно, мощный поток чистейшей воды. Люди подъезжают сюда на машинах с огромными емкостями и бочками, которые наполняются за считанные секунды. Нам набирать было не во что, по этому мы только попили и умылись, благо пустили нас без очереди.

На этом закончилась наша поездка по Луховицкому району Подмосковья. Возможно, есть еще «Святые источники» в этом районе, которые мы не посетили и о которых пока не знаем. На этот раз дальше по маршруту были только «пробки»…




Имя:*
E-Mail:


Основан в 2008 году