Святой источник
    Вход Регистрация

Сказание XII в. о чудесах от Владимирской иконы

Автор: Плаксин Олег
Опубликовано: 28-08-2008, 17:38, посмотрело: 4637
Божия Матерь

Сказание XII в. о чудесах от Владимирской иконы

Сказание (цитаты даются по изданию: Сказание, 1995) состоит из десяти чудес. Оно открывается сопоставлением Владимирской иконы Пресвятой Богородицы с солнцем. Подобно тому, как солнце обходит всю вселенную, освещая ее своими лучами, так и этот образ "не на едином месте чудеса и дары исцеления источает, но, обходяще все страны, и мир просвещает и от недуг различных избавляет" (*).

Далее повествуется о том, как князь Андрей, сын киевского князя Георгия, желал иметь икону Божией Матери, Которая была бы для его нового княжества Заступницей и Покровительницей. Он беседовал со своими боярами, и они рассказали ему об одной удивительной иконе Богоматери из женского монастыря в его удельном городе Вышгороде. Эта икона была в монастыре, видимо, местночтимою. Согласно сказанию, она трижды сходила со своего места, как бы желая сменить свое пребывание, и творила множество чудес. Когда князь Андрей пришел в монастырскую церковь и стал смотреть на иконы, он сразу же узнал ту, о которой ему рассказывали бояре и клир монастыря. Она выделялась среди всех других своим совершенством: "прешла бо всех образов", - говорится в сказании. Князь, припав к земле пред ней, обратился к Пречистой с молитвой: "О Пресвятая Богородица, Матерь Христа Бога нашего! Коль захочешь мне Заступницею быти на Ростовскую земли и посетить новопросвещенных людей, да будет все сие по Твоей воле!"

Он взял икону и поехал со своими приближенными в Северо-Восточную Русь.

Выбор именно этой греческой иконы, лучшей в Вышгороде, был связан также с тем обстоятельством, что она была привезена "в едином корабли" с известной и, можно думать, уже прославленной в то время киевской святыней - Пирогощей иконой Богоматери. Благодаря этому выбору новое княжество Андрея Юрьевича получало святыню, равную киевской Пирогощей, и тем самым как бы уподоблялось в своем значении княжеству его отца.

Икона оказывала покровительство князю Андрею и сопровождавшим его людям на всем протяжении трудного и опасного путешествия из Киева на северо-восток.

Первое чудо, о котором повествуется в сказании, было явлено иконой на реке Вазузе - правом притоке Волги в ее верхнем течении. От сильных осенних дождей река разлилась. Проводник, посланный князем Андреем искать брод, въехал на коне в реку и начал тонуть. Князь стал молиться перед иконою, обращаясь с раскаянием к Богородице: "Повинен я в смерти человека того, Госпоже, если Ты не избавишь!" Он долго молился - и человек вышел на берег. Князь возрадовался, одарил его и отпустил домой.

Второе чудо произошло на Рогожских полях (безлесое пространство за современным городом Ногинском - древним Рогожем). На коня напал бес. Он сбросил с себя возницу и ударил передними ногами проходившую мимо беременную попадью священника Микулы, спутника князя Андрея, отправившегося вместе с ним на новое место служения. Копыта коня запутались в кортле - длинной меховой одежде попадьи, и он начал грызть подол одежды зубами. Упавшая попадья лежала как мертвая. Микула, воззрев на икону, взмолился: "Госпоже Пречистая Богородица Владычица! Неужели Ты не избавишь ее от смерти, ведь мертва уже!" Конь освободил ноги, убежал в лес и встал. Попадья пришла в себя и по молитвам Богородицы оказалась здорова.

Приехав во Владимир, князь Андрей воздвиг церковь во имя Пресвятой Богородицы, богато украсил ее и поставил в ней чудотворную икону. Здесь, в новом Успенском соборе, икона совершила великое чудо исцеления - третье в сказании.

Один человек заболел, и во время болезни у него онемела и усохла рука. Он захотел поехать в город в церковь Пресвятой Богородицы. Пришел к заутрене в Успенский собор, встал напротив алтаря и в конце службы упал - подумали, что от злой болезни. Его положили в притворе, где он пролежал до обедни. Очнувшись, он рассказал, что увидел Пресвятую Богородицу, идущую к нему, упал от страха и более ничего не видел. Во время литургии он вновь вошел в церковь и начал молиться у иконы. Когда же захотел поцеловать икону и протянул к ней больную руку, то Богородица сама своею рукою взяла его за руку и так продержала до окончания литургии. Это видели князь Андрей, поп Нестор и множество других людей. Больной сразу же выздоровел, а поп Нестор с клиром совершил благодарственный молебен.

Четвертое чудо было явлено князю Андрею и его супруге, которая "болезновала родами, два дня без пользы болела". Наступил день праздника Пресвятой Богородицы. Князь Андрей стоял в церкви на каноне, "пение ликов устрояя, а сердцем болезнуя". После канона икону омыли водой, и эту целебную воду послали к княгине. Она вкусила воды той "и родила дитя здоровое, и сама здорова стала в тот час молитвами Святой Богородицы".

Пятое чудо: Божия Матерь спасла младенца от "чародейства в яйце", которым "некие люди научением диавола" хотели ослепить и умертвить дитя. Вновь омыли икону, помазали той водой младенца, и тотчас "изошла из него болезнь, и стал здоров, и око целым осталось".

Шестое чудо произошло в Муроме, где "некая жена" страдала сердечною болезнью и, слышав о чудесах от иконы Пресвятой Богородицы, послала во Владимир служанку "взять воды от святой Богородицы иконы". Вкусив принесенной воды, она стала здорова, "и с той поры не чувствовала сердечной болезни".

Седьмое чудо было явлено далеко от Владимира - в Переяславле Русском (Южном), в Соловятинском монастыре. Игуменья этого монастыря, Мария, была слепа три года. Она послала попа к своему брату Борису Жидиславичу, служившему воеводой у Андрея Боголюбского, и тот умолил попа Лазаря из Владимирского Успенского собора принести для больной святой воды от иконы Богоматери. Принесенную воду он влил "в вощаницу и, запечатав, послал в русский Переяславль к сестре своей". Она "вкусила воды, и, очи помазав, в тот же день прозрела". "Это было великое чудо Богородицы Владимирской", - заключает сказитель.

Чудо восьмое названо в сказании "новым чудом Святой Богородицы". Одна женщина, по имени Евфимия, болела сердечною болезнью семь лет. Она позвала попа Лазаря, чтобы спросить, у кого ей искать помощи. Священник сказал ей: "Если тебя не избавит Святая Богородица, то не избудешь сей болезни". При этом он рассказал ей о чудесах, бываемых "от воды от иконы". Евфимия послала с тем священником во Владимир к Святой Богородице украшения - "усеряж" (серьги) и "рясы златые" - и попросила принести ей святой воды. Выпив принесенную воду, она исцелилась от болезни.

Чудо девятое случилось в Твери. Одна боярыня трое суток "болела в родах". В это время к ним приехал из Владимира поп Лазарь. Видев, что она уже при смерти, священник сказал больной: "Если не обещаешься Святой Богородице Владимирской, то не поправишься". Она "обещалась" и родила сына и была сама здорова. К Владимирской иконе выздоровевшая боярыня послала "золотые косы и серязи свои", те, которые обещала.

Десятое чудо, последнее в сказании, произошло вновь во Владимире. Князь Андрей создал Золотые врата к празднику Пресвятой Богородицы. Во время праздника собрались люди, чтобы посмотреть на врата. Известь же еще не высохла. Врата оторвались от стен и упали на людей, придавив двенадцать человек. Князь Андрей, услышав это, начал молиться с воздыханием к иконе: "Госпоже Пресвятая Владычица, если Ты сих людей не избавишь, то я, грешный, повинен буду в смерти их". Врата разобрали и увидели, что все люди живы и здоровы. Князь Андрей возрадовался, а народ дивился великому чуду.

(*) 2 Показательно, что в повести "О убиении Андрееве" летописец сравнивает с "прекрасным солнцем", обходящим всю вселенную, и самого князя Андрея (Лавр. лет., 1846, с. 157).


Сказание повествует о дивной помощи, явленной Господом по молитвам Богородицы через Ее Владимирскую икону как самому князю Андрею и его приближенным, так и другим людям, которые, по примеру князя, обращались к иконе. О чудесах от образа рассказывают владимирские священники; они же приносят святую "воду омовения". Исцеления получают знатные, именитые люди (попадья священника Микулы, жена князя Андрея, игуменья Мария - сестра Бориса Жидислава, воеводы князя Андрея), боярыня из Твери, женщина по имени Евфимия (видимо, хорошо знакомая составителям сказания), а также малоизвестные лица и простолюдины (некий сухорукий человек, заколдованный младенец). Уже в первые годы своего пребывания во Владимире чудотворная икона стала известна и в других городах, далеких от Владимира: Муроме, Твери (самое раннее упоминание этого города), Переяславле Русском (ныне - Переяславль Хмельницкий). Все чудеса связаны с исцелением людей; они имеют жизненно-бытовой характер, описаны просто, с глубокой верой и радостью открытого сердца.

Так Пресвятая Богородица стала через Владимирскую икону Покровительницей частной жизни владимирцев, их Заступницей и Целительницей от различных недугов. Почитание Владимирской иконы послужило примером для почитания многих русских икон, а Сказание о чудесах - образцом для всех последующих сказаний.

Столь же благодатную помощь являла Пречистая Матерь Божия по молитвам перед Ее Владимирской иконой князю Андрею и его преемникам в делах государственных; молитвы перед образом помогали одерживать победы над противниками.

Княжество Андрея Боголюбского и его ближайших преемников, созидавшееся под покровительством Богоматери, являвшей свое заступничество через прославленную во Владимире икону, осмыслялось как богоизбранное. Эта идея, возникшая во Владимире, была передана великокняжеской Москве, а затем Русскому государству XVI-XVII вв.

В 1164 г. князь Андрей воевал с "погаными" волжскими болгарами (*). Подобно византийским императорам, он взял с собою в поход Владимирскую икону, и перед решительным сражением горячо молился перед ней с земными поклонами. (Лавр. лет., 1846, с. 151; Радз. лет., 1989, с. 131). Пресвятая Богородица помогла одержать победу над иноверными, и летописец увековечил это событие в своем писании: "Се же бысть чюдо новое святое Богородици Володимерское, юже взял бяше с собою благоверныи князь Андреи и принес ю с славою, постави ю в Святеи Богородице Володимери в Золотоверсеи, идеже стоит и до сего дне".

В 1169 г. от Владимирской иконы Божией Матери было явлено еще одно чудо: из Владимира был изгнан "лжевладыка" Феодор, в Константинополе поставленный во епископы на Ростовскую кафедру, но не захотевший идти к Киевскому митрополиту за благословением. Не считаясь с владимирцами, он начал творить злодеяния, закрыл в городе все церкви, в том числе и Златоверхую, в которой, как говорит летописец, "чюдотворная Мати Божия... к Неи же все хрестьяне с страхом пририщют, утеху и заступницю имуще и исцеленья от Нея приемлюще душам и телом своим..." (Лавр. лет., 1846, с. 152). За эту дерзость злочестивый епископ был изгнан из Владимира и жестоко казнен.

Двадцать девятого июня 1174 г. князь Андрей был убит в своем загородном дворце в Боголюбове по заговору бояр Кучковичей. Во Владимире начались грабежи и убийства. Тогда священник Николай (Микула), который пришел с князем Андреем из Вышгорода, прибег к помощи чудотворной иконы: "...поча ходити Микулиця со Святою Богородицею, в ризах по городу, тождь почаша не грабити..." (Ипат. лет., 1843, с. 115). Затем по просьбе владимирцев он вместе с духовенством встречал с чудотворною иконою - святыней князя Андрея - его тело, привезенное из Боголюбова во Владимир на погребение: "а Микулице рекоша събери попы вей оболокше в ризы, внидете ж перед Серебряная ворота с Святою Богородицею...".

Со смертью князя Андрея во Владимиро-Суздальской земле возникли междоусобные распри. Ростовцы пригласили племянников Андрея Юрьевича, молодых князей Ростиславичей, проживавших в Рязанской земле. Владимирцы же, боявшиеся притеснения со стороны старых городов - Ростова и Суздаля, желали посадить на престол брата князя Андрея - Михаила, находившегося в Чернигове. В результате междоусобицы ростовцы взяли верх: во Владимире сел Ярополк Ростиславич, а в Ростове и Суздале - Мстислав Ростиславич. Они наложили на владимирцев несправедливые поборы. По совету бояр молодые князья Ростиславичи ограбили Успенский собор, взяв себе все серебро и золото и отобрав те волости, которые подарил церкви князь Андрей (Лавр. лет., 1846, с. 159; Радз. лет., 1989, с. 141.). Ярополк пошел в своем нечестии еще дальше: отдал чудотворную Владимирскую икону своему родственнику - рязанскому князю Глебу (Радз. лет., 1989, с. 143; Карамзин, 1991, с. 375). Возмущенные владимирцы решили изгнать Ростиславичей и призвать их дядю - Михаила Юрьевича. Ярополк двинулся с дружиной навстречу Михаилу. В коротком бою Михаил одержал победу и вошел во Владимир. Владимирцы восприняли это как "новое чюдо святое Богородици", и летописец с радостью написал: "Мы же да подивимся чюду новому и великому и преславному Матере Божья, како заступи град свои от великих бед, и гражданы своя укрепляет сего же Михаила и брата его Всеволода избра Бог и Святая Богородица и утеши и Бог и Святая Богородица чюдотворная Володимерьская. ...Се бо Володимерци прославлени Богом по всеи земли, за их правду, Богови им помогающе" (Лавр. лет., 1846, с. 160; Радз. лет., 1989, с. 142-143).

После смерти Михаила на Владимирский стол сел его брат Всеволод Юрьевич (1185-1218). Однако ростовцы, недовольные самостоятельностью Владимирского княжества, хотели вновь возвести на престол своего ставленника - Мстислава Ростиславича. Снова вспыхнула междоусобная брань. Всеволод пошел с войсками навстречу Мстиславу. Когда он подъезжал к Суздалю, "узреша чюдную Матерь Божья Володимерьскую, и весь град и до основанья аки на вздусе стоящь, яви Бог и Святая Богородица новое чюдо..." (Лавр. лет., 1846, с. 161; Радз. лет., 1989, с. 143). Ободренный видением, Всеволод приехал к Юрьеву и, соединившись с переяславцами, выступил против Мстислава на Юрьевском поле, "надеяся на Бога и на Святую Богородицю, юже виде у Суждаля". Благодаря заступничеству Божией Матери правда владимирцев вновь восторжествовала.

Прославленная Богородичная икона занимала в жизни владимирцев такое важное место и была так тесно связана с богоизбранными владимиро-суздальскими князьями, что, по удачному выражению Д.С. Лихачева, "летопись времен Андрея Боголюбского и строилась как цепь чудес Богоматери" (Лихачев, 1947, с. 288). В прославлении Владимирской иконы и ее почитании в последующие столетия важнейшая роль принадлежит личности князя Андрея. Летописец высоко превозносит его добродетели и деяния. Благоверный и христолюбивый князь Андрей от младенчества возлюбил Христа и Всепречистую Его Матерь; он создал во Владимире и Боголюбове дивные церкви, богато украсив их и поставив в главный храм своего княжества чудотворную икону; был кормилец чернецам и черницам, бедным и убогим (Лавр. лет., 1846, с. 156-158; Ипат. лет., 1843, с. 111-113; Радз. лет., 1989, с. 137-139). Он был ревностным защитником веры христианской, выступая против иноверных народов, нападавших на его княжество. Все его богоугодные дела совершались под покровом Богородицы, являвшей князю свое заступничество через чудотворный Владимирский образ. Вместе с тем, стремясь к приоритету своего княжества, он боролся со своими родственниками, выгонял и казнил неугодных ему бояр, разорил Киев, воевал Великий Новгород.

Таковы были обычаи того времени и естественный ход истории. Так же действовали и его преемники - владимиро-суздальский князь Всеволод, великие московские князья и первый титулованный русский царь Иоанн Грозный. Подобно своему великому прародителю, избравшему в старой Киевской Руси и преданно почитавшему в молодом Владимире греческую икону Богоматери, они, следуя его примеру, ревностно чтили владимирскую святыню и прибегали к ней с молитвой о помощи.

В 1185 г. во Владимире случился страшный пожар. Сгорели многие церкви, выгорел и Успенский собор с драгоценными иконами (Лавр. лет., 1846, с. 165; Радз. лет., 1989, с. 149). Однако летописцы ничего не говорят о чудотворной Владимирской иконе, которая, вероятно, была вынесена из собора и не пострадала от огня.

В XIII в. начался трагический период русской истории - нашествие монголо-татарских кочевников. В феврале 1237 г. хан Батый вторгся во Владимир. Епископ Митрофан и княжеская семья с боярами затворились в соборной церкви. Но по грехам людей Бог допустил совершиться их избиению, разгрому храмов и уничтожению святынь; была ограблена и чудотворная икона: "Татарове же силою отвориша двери церковныя, и видеша овы огнем скончавшая, овы же оружьем до конца смерти предаша; Святую Богородицю разграбиша, чюдную икону одраша, украшену златом и серебром, и каменьем драгым, и монастыри все и иконы одраша, и иные исекоша, а ины поимаша, и кресты честныя и ссуды священныя и книги одраша..." (Лавр. лет., 1846, с. 197). Этим печальным событием заканчивается история чудотворного образа во Владимирском княжестве. Икона оставалась здесь еще не одно столетие, но люди как будто забыли о чтимой иконе: они впали в уныние, ослабли их молитвы, и вместе с былой славой богоизбранного старого Владимира ушли и видимые явления чудодейственной силы древней владимирской святыни.

(*) 3 Волжские болгары - финно-угорское племя, жившее по соседству с владимиро-суздальскими землями и часто нападавшее на Русь, мусульманского вероисповедания.


Марина Быкова 14 февраля 2010 22:53
Спасибо большое за материал))))))))0очень пригодилось)))))))))

 





Основан в 2008 году