Святой источник
    Вход Регистрация
Аквазон.ру - чучела для охоты на гуся и утку. Эксперт по чучелам. Специалист по обусторйству родников, святых источников

СВЯТОЙ ИСТОЧНИК

Автор: Плаксин Олег
Опубликовано: 28-08-2008, 03:26, посмотрело: 4623
Публикации

СВЯТОЙ ИСТОЧНИК

Странно это…. Наша жизнь, как часто бывает, вращается изо дня в день вокруг сиюминутных проблем и не столь значимых событий. Обретаемся в ней словно в вихревом эпицентре. И вдруг случайно, под влиянием какого-то незначительного факта, узнаем от людей, много лет живущих рядом, поразительные, ошеломляющие подробности былого. Как будто до поры до времени под спудом дел и прежних человеческих критериев таилось в глубине прошлое… таилось искаженное и оболганное. Так статья о реке Миасс помогла узнать о моих предках и немаловажное о земле, на которой они жили и окончили свой век.

Здесь меж гор, поросших вековыми соснами, где гранитным берегом сужено русло реки, встала, преградив путь Миассу, плотина Поликарповская. Хотя еще до нее скорее всего этот край служил русским людям пристанищем и добрым домом. Недалеко у озера Кысыкуль с середины 19-го века существовал женский старообрядческий Никольский монастырь. Болото за ним так и называлось «Монашеским». Пригорок и поляна рядом, где когда-то были построены церковь и жилые дома, сейчас – коллективный сад «Ручеек». А тогда… вот и вспомнились родственникам серебряные ключи с холодной родниковой водою.

У солнечного пригорка журчали, перебегая по камушкам, даря прохладу в летний зной, два веселых ручья. А сколько их было в округе! И у каждого… почти у каждого на дереве рядом висел скрепленный треугольничком простейший берестяной ковшик-черпалочка. Земляничные ли поляны завлекли или грибное щедрое лето – все равно не пройдешь мимо голубых оконц. Прикоснешься к воде уставшим… и не заметишь, как восстал от ручья бодрый, полный сил.

Прекрасен этот обычай, привнесен ли он или вековечный земли Уральской, – ценить и заботиться о каждой капле влаги земной. Знающие люди утверждают, что лишь ключевая вода, сама поднявшаяся из глубин, достигла степени зрелости… созревшая.

В 1924 году монастырь закрыли. Отдали строения рыбхозу, который пытался развести в озере «золотого» карпа. Построили плотину, перегородившую речку, вытекавшую из Кысыкуля. Но вскоре рыбхоз прекратил свое существование. А в монастыре поселились татары. Чем они занимались, что собирались делать, неизвестно. В том глухом уголке татары жили, оказывается, и за озером. Разводили скот, ловили рыбу.

В 1938 году один из домов монастыря был продан моему деду. Этот сруб дед вместе со старшим сыном перерубили. Получился небольшой для 2-х семей, немного неказистый на вид, но все же свой дом. Вот так, сама того не ведая, немало дней проведя у бабушки, взросла я в намоленных стенах. Если святое место может одарить благостью, то и молитва, пусть тишайшим эхом – освятить душу.

И сейчас стоит дедовский дом в начале улицы Шевченко, бывшей Торфянской. В конце ее ближе к лесу бил ключ необычно мягкой воды. В любую погоду спешили к нему мельничные девчонки. Не существовало в округе такой воды, моющей волосы почти без щелока. Кто, гремя пустыми ведрами, а кто, ступая павой с полными, шли они мимо кем-то посаженной сирени, могильных плит. Одна лежала расколота. Старая, с надписью. Но не было времени смахнуть упавшие сухие листья, провести пальцем по замшелому сколу, по выбитым буквам. Чей там упокой, чьи имена? О том лишь ведал родничок.

В солнечный день его дно сверкало золотистыми искорками. Песчинки плясали в восходящих потоках, вспыхивали в лучах. Сильны были струи ледяной воды, но куда им тягаться с напором человеческим. Завалили грунтом,.. погребли под домами.

Говорят, владельцем мельницы до братьев Михаила и Ивана Поликарповых был известный миасский предприниматель В. И. Кузнецов, проигравший ее в карты будущим хозяевам. Вскоре случился пожар, деревянная мельница сгорела. Получив страховку, новые владельцы для строительства приглашают иностранную фирму «Ирландер», завозят швейцарское оборудование, паровую машину, вырабатывающую электроэнергию.

Производство муки и различных круп возобновляется в 1909 году. Мельница славится на всю округу. Она одна из лучших, самая богатая в крае. В процессе ее работы принимала участие даже лаборатория. Недаром осталось это слово – «мельзавод». Подумывали владельцы и о прокладке железнодорожной колеи. На берегу Миасса стоял большой дом с фонтаном и садом. Хорошо шли дела у дружной семьи Поликарповых.

Но за всеми этими хлопотами не забывались ими и богоугодные. На их средства построены школа, бараки для рабочих-мукомолов. На хозяйской кухне всегда можно попросить чашку щей и кусок ржаного хлеба. Странник ли шел, или просто убогий – все они находили здесь временный приют и отдохновение. Те благие дела создали уважительное отношение простого люда к Поликарповым. В годы революции именно народ не дал хозяина-Ивана на расправу большевикам. И был еще кто-то, кто своим заступничеством, уже пред Богом, помогал жить на грешной земле.

Прежде, заезжая на Динамо, машины доходили лишь до берега реки. На противоположный, в поселок – только в брод. А для жителей… узкий мосток над Миассом. Справа от мостика поднималась невысокая, да весьма скалистая горка. Сейчас ее нет,.. разбурили и взорвали.

А тогда с края у реки стоял небольшой, построенный еще Кузнецовым, дом. До революции и какое-то время после жил в нем святой. Пишу без кавычек. Именно так вспоминается он нашему современнику из рассказа очевидца:

– Почему святой?

– Был он монах. Питался очень скудно. Ходил в веригах. А спал в гробу. Люди называли его святым.

Здесь под скалой бил родник чистой, холодной воды. В определенное время, когда точно – не знаю, со всей округи и из дальних мест съезжались сюда люди. Порой до ста и более человек. Богомольцы ставили на горе палатки, молились, пили воду. Святой старец благословлял их, молился о здравии.

– Как же его звали?

– Не знаю. После революции, когда начались гонения на церковь, сами же православные увезли святого в Екатеринбург.

– Он был из старообрядцев?

– Скорее всего, нет. Узнал я это со слов отчима, жившего после в том же доме, – заканчивает свой рассказ ветеран завода, уважаемый на Динамо человек, Алексей Афанасьевич Буторин.

Старец… святой. Кто он? Официальной православной церкви или старообрядческой? Здесь рядом находился не только Никольский монастырь, но и скитский остров Тургояка с чудотворной иконой, принадлежавшей когда-то монахине Вере. И к ней каждое лето в определенный день шел по берегу озера с хоругвями и молитвенным пением крестный ход. И родник может стать святым лишь освященный благодатью Божьей… делами Духа, чудотворною силой икон. Неужели не сохранилось в памяти людей имя старца? И никто не поведал детям своим о его жизни, молитвенных подвигах?

Хотя… меж нами-то почти век величайших испытаний! Кровавая карусель Гражданской войны и ее продолжение в репрессиях 30-х годов… В девятнадцатом у подножья гор, в полынных степях Зауралья, произошло одно из самых больших сражений граждан одного Отечества. Принял в нем участие и полк добровольцев из Миасса. В той недельной битве от северных границ области и до Троицка полегли костьми, не найдя упокоения, более 50-ти тысяч человек. А сколько братских могил, подобных Золотой горе? От грозных лет только в Миассе только известными остались две, отмеченные уже в советское время звездами.

Где же уцелеть здесь человеку праведному? Где сохраниться памяти людской? Ведь не только слабый родничок, но и гранитные скалы исчезали с лика Земли, унося как бы в небытие прошлое. Но оно живет, и сердце верит в чудо!

Говорят, только земля Челябинская не породила ни одной святыни… ни святых мощей, ни чудотворных икон. Вокруг Далматская, Табынская, Чимеевская…. Так может, не напрасно пришла она – древнейшая икона покаяния, название которой столь близко Миассу… Миасинская?

Что ж, и в природе бывает… закует зима ледяным панцирем русла рек, пренакроет как саваном снежной пеленой ключи. Но приходит время и коснется солнечный луч с небес за-стывшей тверди, согревая ее теплотою. Напитаются недра живительной влагой, зажурчат, запоют свою звонкую песню ручьи. И воскреснут из небытия родники!






Основан в 2008 году