Регистрация

Об иконе Божией Матери Почаевской

Автор: Плаксин Олег
Опубликовано: 28-02-2017, 19:17, посмотрело: 95
Божия Матерь

Об иконе Божией Матери Почаевской

Почаевская гора, названная по селу Почаеву, находящемуся между городами Кременцем и Бродами, выше всех окружающих гор и известна образованною природою пещерою. В этой пещере поселились два благочистивые инока. Но так как благочистивые подвиги не только очищают душу Божиею благодатью, но часто делают подвижников способными получать откровения, то один из подвижников Почаевской горы удостоился Божественного откровения. Однажды после молитвы он вздумал взойти на верх горы. Вдруг он увидел в огненном столпе Пресвятую Богородицу стоящею на камне.

Изумленный старец тотчас позвал жившего с ним инока. Это видел и пастух Иоанн Босой с бывшими с ним отроками, пасший стадо под горою. Он поспешно пришел на гору и увидел там двух иноков, прославлявших Богоматерь за явление и благодеяния. Богоматерь на поверхности камня, на котором стояла, оставила след правой Своей стопы, наполненный прозрачною водою. С этого времени Почаевская гора сделалась селением Божественной славы, а след стопы Богоматери — неоскудевающим источником чудес. В этой стопе Богоматери и до сих пор находится вода, никогда не уменьшается она и никогда не переливается.

Явление Богоматери на Почаевской горе было около 1340 года. В продолжении 200 лет на Почаевской горе не было ничего особенного.
В 1559 году на Волыни был проездом из Константинополя митрополит Неофит. Когда из имения Козенских он проезжал через имение панны Анны Гойской, был приглашен Анною посетить ее дом; митрополит пробыл у нее некоторое время. При отъезде, не зная чем отблагодарить Гойскую за гостеприимство, он благословил ее иконою Богоматери, которую вез из Константинополя.

Эта икона написана масляными красками в строговизантийском стиль, на простой липовой доске, которая, чтобы не гнулась, подбита снизу двумя дубовыми перекладинами. Икона первоначально была покрыта тонкой серебряной пластиной, украшенной наподобие ризы. Но от ветхости эта риза потерлась, так что местами на ней недоставало целых кусков, вследствие чего в последствии она была заменена новою ризою, сделанною из мелких жемчужин.

Почаевская икона изображает Богоматерь с Предвечным Младенцем на правой руке. В левой руке Своей Богоматерь держит плат, которым прикрыты ноги и спина Иисуса Христа. Богомладенец положил левую руку на плечо Богоматери, а правою благословляет. Матерь Божия преклонила Свою голову к головке Сына и таким образом выражает Свою сердечную любовь к Нему «милым и выразительным соединением Своего материнского лица с личиком Сыновним».
Лик Богоматери написан только в пояс, и с левой стороны содержит обычную греко-славянскую надпись, в виде монограммы: Матерь Божия. Такая же монограмма находится и со стороны Спасителя: Иисус Христос. Кроме того на иконе Почаевской находится еще семь миниатюрных изображений святых угодников: два с правой стороны, два с левой стороны и три в нижней части. Из них по правую сторону изображен в рост святой пророк Илья, и под ним святой Мина; с левой — святой первомученник Стефан и под ним — преподобный Авраамий; нижние изображения представляют святых из лика женщин, и, подобно Богоматери, написаны также в пояс, а именно: в середине святая великомученица Екатерина, с правой стороны от нее — преподобная Пятница или Параскева, и с левой — святая Ирина.

Довольно один раз взглянуть на эту икону, чтобы понять, что это была домашняя икона, принадлежавшая благочестивому семейству, в котором предки или члены его носили имена святых, окружающих лик Богоматери. Но замечательно то, что во всех надписаниях, сохранившихся на той иконе, письмо и язык славянские: «образ Почаевский писан рукою русскою».

Как говорит предание, преосвященный Неофит привез с собою святую икону из Константинополя, куда он ездил для получения благословения от патриарха на путешествие; или, по всей вероятности, сам патриарх вызывал его к себе для сообщения поручений. И как родовую заветную святыню он взял с собою благодатную икону Пресвятой Богородицы, в благословение на дальний путь в пределы России, и затем всегда хранил ее при себе, пока, наконец, не было угодно Господу, чтобы за радушное гостеприимство она была оставлена на Волыни.

Долго находилась икона в доме Гойской, потом она перевезла ее в свое имение, бывшее недалеко от Почаевской горы. Служанки Гойской не раз видели эту икону в сиянии, каждый раз они об этом говорили госпоже, но та не верила им. Богоматерь не раз во сне являлась Гойской, но она, не верившая снам, не обращала внимания на эти явления. Наконец панна увидела не во сне, а наяву Богоматерь в сиянии и с этих пор стала более уважать святую икону, подаренную митрополитом Неофитом, и приказала, чтобы пред нею постоянно горела лампада. Через некоторое время от иконы начали совершаться чудеса. Панна дивилась благодати, происходившей от иконы Богоматери, но чтобы убедиться вполне в чудотворной силе иконы, она посоветовала своему брату Филиппу Казенскому, от рождения слепому, обратиться к Богоматери и усердно молить Ее об исцелении. Филипп послушался доброго совета сестры, стал молиться и получил зрение. Гойская, удивленная и обрадованная этим чудом, призвала иноков, священников и множество народа, и в 1597 году чудотворная икона Богоматери была с торжеством перенесена на Почаевскую гору и отдана на вечное хранение инокам, жившим в пещере.

На скале горы выстроили церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы. Гойская дала инокам на содержание вотчины с угодьями и лесами; церковь снабдила всем нужным и украсила. Икону Богоматери поставили в церкви как светильник, освещающий мир пресветлыми лучами своей благодати чудес.
В 1607 году число иноков увеличилось на горе; но страх и бедствия наполняли Волынь: татары опустошили все города и веси, людей или убивали или уводили в плен. Однажды татары проходили и мимо Почаевского монастыря. Один инок, не зная об этом, вышел из келий и, сходя с горы, молился. Тут неожиданно на него напал татарин и, видя, что он стар для работы, отсек ему голову. Старец, взяв свою голову, вошел на гору и, дойдя до иконы Богоматери, положил ее пред нею и скончался.

По смерти Анны Гойской, ее имение и Почаевская гора достались Андрею Ферелею, кастеляну Вольскому. Он, как лютеранин, ненавидел Почаевский монастырь и живших в нем иноков, а потому сильно притеснял их: отнял земли, пожертвованные Гойской, запретил даже давать воду, которую иноки брали в Почаев, вследствие недостатка воды в монастырском колодце, не допускал богомольцев на поклонение образу Богоматери и явно хулил Ее святую и чудотворную икону. Наконец, желая уничтожить Почаевскую обитель, он решил отнять у иноков образ, думая, что, лишась образа, они разойдутся.
В 1623 году 19-го июля он послал своего слугу Григория Казенского с воинами разграбить Почаевскую обитель. Григорий, неожиданно ворвавшись в обитель, бросился в соборную церковь, где похитил не только икону Богоматери, но и все церковные драгоценности: сосуды, священные одежды, золото, серебро, жемчуга и все серебряные изображения, принесенные Богоматери исцеленными Ею. Все это Григорий принес Андрею Ферелею. Андрей, озлобленный против православной церкви и веры, не удовольствовался этим, но хотел надругаться над святынею. Он призвал свою жену, надел на нее священные одежды, дал в руки святой потир, и она при множестве гостей решилась хулить Богоматерь и Ее святую икону. Всемощная Царица Небесная наказала за это безумную. Ею тотчас овладел злой дух и стал жестоко мучить. Страшное наказание продолжалось до тех пор, пока икону не возвратили в Почаевский монастырь; но утварь и церковные сокровища остались в руках святотатца.

По возвращении в монастырь иконы Богоматери начали ежедневно совершаться множество чудес.

В 1664 году сын Жабоприцкого Симеон от тяжкой болезни лишился левого глаза: его покрыло бельмо. Родители, сильно опечаленные болезнью сына, слыша о чудесах от иконы Почаевской Богоматери, привезли больного в монастырь, упросили игумена омыть больной глаз водою из стопы Богоматери, воротились домой и к своей радости увидели, что бельмо сошло с глаза. Через несколько времени Симеон умер. Младенец лежал мертвым от ночи до полудня. Все это время бабка так молилась пред иконою Почаевской Богоматери: «Пречистая Дева в образе Почаевском, сего моего внука посвящаю Тебе, только яви благодать свою на нем; призри на слезы родителей его и соделай его живым и здоровым». После этого умерший пролежал от ночи до полудня; в полдень он протянул руку и начал говорить со своей матерью, прося у ней есть и пить, и с этих пор стал здоров.

В 1664 году 19-го октября получил исцеление слуга православной помещицы Почаевской Хойнацкой, Чесниковой Бельзской. Этот слуга Давид Гайдук несколько лет страдал тяжким телесным недугом, с такою сильною головною болью, что ничего не мог видеть. Благочестивая помещица, сжалившись над несчастным страдальцем, послала в Почаевский монастырь своего слугу Симеона, с просьбою к игумену Ефрему Шацкому, чтобы он помолился за больного пред иконою Богоматери и дал ему святой воды от цельбоносной стопы для помазания его очей. Едва все это было исполнено, как его болезнь тотчас прекратилась, и он стал видеть так же хорошо, как будто больным никогда не был.

Еще замечательное чудо совершилось в 1664 году в декабре. При иконе Почаевской Богоматери получил исцеление некто Василий из Ялович, от тяжкой болезни, превратившей все его тело в столп, так что он ничего не видел и не мог двинуть ни одним членом.

В 1665 году силою Богоматери было совершено другое замечательное воскрешение внезапно умершего мужа, Василия Шкарпитки, из села Пельчи, из-под Дубна. Он заснул под вечер в субботу мясопустную и к ужину оказался мертвым. Несчастная жена горько плакала. Услыша ее плач, собрались соседи и, утешая несчастную, посоветовали ей обратиться с молитвою к Божией Матери, явившейся на горе Почаевской, «которая не оставит и тебя», говорили они. Несчастная жена, горько плача, обратилась со следующей молитвой к Богородице: «Пречистая Дево, чудотворная в образе Почаевском! Призри на мое сиротство, в котором печальную оставил меня муж мой с детьми моими».

' После этого умершего омыли, одели и на другой день уже пригласили священника для погребения, как вдруг он встал и начал просить пить и есть. Он рассказал следующее: «Когда я уснул, меня взяли два какие-то юноши и повели на высокую гору, до палат, сияющих неизмерною светлостию, и я уже с радостию готов был войти в оныя, как вдруг из них вышли два старца и велели мне воротиться назад. Тогда те же юноши привели меня ко рву смердящему, и показавши мне на горе величественную церковь, чтобы я пошел в нее и помолился, толкнули меня в этот ров — и вот я и встал, как меня видите».

В Лаврских записях 1665 года записаны следующие исцеления на горе Почаевской:
1) некто Кондрат, из села Бубнова, получил исцеление от тяжких смертельных струпов на теле;
2) панна Екатерина Брудбеловская, из села Романова, из-под Олыки, — от необыкновенной болезни, в которой, как ей казалось, все кости крушились от нее;
3) ковельский слесарь, Никита Наумов, от тяжкой слепоты, постигшей его вследствие сильной головной боли, продолжавшейся десять седмиц.

В 1666 году некто, Шаповал из Ковля Чагорко засвидетельствовал с клятвою на Горе Почаевской, что в 1665 году был болен, он неожиданно получил исцеление, дав обет поклониться чудотворной иконе в праздник Успения Богоматери того же года. Но про¬шел праздник и он забыл о своем обете. Тогда в другой раз он заболел еще опаснее и только когда поклялся снова исполнить свой обет, получил исцеление, и тотчас прибыл на гору Почаевскую засвидетельствовать о своем исцелении.

В 1666 году получили исцеление по молитвам пред чудотворною иконою: Зиновий Иващук от сильного кровотечения, и другой некто господин Стефан Ледуховский от страшного вереда, образовавшегося было на левом его глазу, так что многие вследствие этого осудили было его на совершенную потерю этого глаза.

В 1674 году, незадолго до нападения татар на Почаевскую обитель, чудотворная икона, как говорить Лаврское предание, плакала в продолжении четырех седмиц, и тогда, как говорит «Гора Почаевская», множество больных, слепых, хромых и бесноватых получали исцеление.

В том же году случилось замечательное избавление почаевского инока от татарской неволи заступлением Богоматери. Татары взяли в плен одного инока Почаевского монастыря. Долго он находился в плену и все работал, что ему ни велели; но во время работы он припоминал церковное пение и службу в Почаевской обители и сильно горевал, что не мог его слышать. В 1674 году при наступлении праздника Успения Богоматери, он говорил себе: «Теперь в Почаевском монастыре от разных стран собираются люди воздать поклонение Богоматери, и никто не лишен этой благодати, а я, грешный, хотя и из обители, в узах, далек и чужд от этого светлого праздника. Увы мне, окаянному! За грехи мои тяжкие узы тяготят ноги мои, но сердцем припадаю к Тебе, Мати Божия! Разреши узы мои, чтобы я предстал образу Твоему, и вместе с другими воздал Тебе славу». После молитвы инок как бы забылся, и вдруг он себя увидал на Почаевской горе у врат обители, в руках у него были узы, в которых он был закован. С радостью вошел он в храм, со слезами пал пред святою иконою и возблагодарил Богоматерь за свое чудесное спасете.

В 1675 году во время своей войны с поляками турки 20 июля осадили Почаевский монастырь и подступили к его вратам; миряне, бывшие в монастыре, отбивали приступ огнестрельным оружием так успешно, что турки, разбив уже ворота, не могли войти в них. Настала ночь. Игумен Иосиф, зная злобу турок и беззащитность монастыря, обратился за помощью к Единственной Защитнице — Богоматери. При восходе солнца игумен увидел, что турки готовятся к новому приступу; игумен всех, даже мирян, возбудил к молитве, и все со слезами обратились к Богоматери с усердной молитвой: «Помилуй нас, Мати Божия! — говорили они, горько плача, — покажи над нами, недостойными, древние милости Твои; Ты заступница рода христианского, не дай погибнуть служащим Тебе». И молитва их была услышана Пресвятою Богородицею. Игумен велел петь акафист Богоматери, и, когда запели первый кондак: «Взбранной Воеводе»... над церковью явилась Богоматерь с множеством ангелов, облеченных воинскими одеждами и с обнаженными мечами в руках. Она стояла в лучезарном сиянии, сильнее солнечного и распускала Свой омофор, как бы покрывая Почаевскую обитель; сначала это видение уси лило желание турок взять Почаевскую гору. Но вдруг на них напал ужас, и они начали спрашивать у бывших у них в плену христиан: «Откуда эта Госпожа и множество вооруженных воинов, предстоящих и служащих Ей? Мы знаем, что в монастыре немного народа». «Здесь стоит чудотворная икона Богоматери, — отвечали пленники, — и вот силы деются о Ней». Турки, чем более смотрели на видение, тем более трепетали от страха; некоторые пускали стрелы в небесных воинов, но стрелы возвращались назад и ранили их самих. Иным казалось, что небесные воины гонятся за ними, они кидались друг на друга и убивали один другого. Наконец турки, побросав оружие, бросились бежать; осажденные преследовали их, многих побили и взяли в плен.

Из последующих затем чудес в лавре записаны следующие чудеса: «В 1704 году в Успеньев день по случаю сильной жары многие столпились около монастырского колодца, желая пить. Вдруг один из мужчин упал в колодезь. Об этом тотчас донесли игумену, который, жалея о погибшем, велел достать его труп. Но сверх ожидания этого человека нашли живым и не плавающим по воде, а держащимся за колодезную веревку почти в самой средине колодца. Когда его спросили, как это случилось, он отвечал: "Когда я полетел в колодезь, то обратился с молитвой к Богоматери и в это время схватился за веревку».

Все чудеса, бывшие при Почаевской иконе, невозможно описать, их было бесчисленное множество. Как прежде, так и теперь нет ни одной болезни, ни одного горя, ни одной тяжкой нужды, в которых Царица Небесная Почаевская не подавала бы своей помощи, нередко по одному только вздоху верующих. Она, Всемилосердая наша Заступница, всем, без всякого различия помогает: и православным, и римским католикам, и униатам, и протестантам, всем и каждому спешит на помощь, чему лучшим доказательством служить множество иноверцев, каждый год посещающих Почаевскую гору, даже нередко из-за границы наравне с православными.

Приведем замечательнейшие из чудес, записанные по возвращении лавры православным.

1) Первое чудо — исцеление жены унтерофицера, Елисаветы Миропольской от жестокой болезни в левой ноге в 1832 году 18 февраля. В этом году 15 мая унтерофицер 26-й пехотной дивизии, 52-го егерского полка, Матфей Кирилов Миропольский, придя в Почаев, отдал экклисиарху лавры, иеромонаху Маврикию, серебряную привеску, в виде человеческой ноги, прося возложить ее на чудотворную икону, и рассказал, что его жена Елисавета, бывшая до замужества лютеранкою, а в 1831 году присоединенная к православию, два года страдала страшною болью в левой ноге, которая ни днем, ни ночью не давала ей покоя. Когда 18 февраля шли они в г. Кременец, в 22 верстах от Почаева, болезнь Миропольской так усилилась, что она со слезами обратилась к чудотворной Почаевской иконе Богоматери, прося Ее об исцелении и обещая возблагодарить Ее на самой Почаевской горе. К вечеру ей стало легче, а на другой день и совсем прекратилась болезнь. Это показание Миропольский тут же подтвердил собственноручною запиской, которая была представлена в святой Синод.

2) В том же 1832 году 8 июля находившийся в числе лаврской братии, игумен Феодосии донес в духовный собор лавры, что священник Подольской епархии, Каменецкого уезда, села Цвекловец, Никита Голинкевич рассказал ему, что долго страдая ревматизмом в правой ноге, от чего у него отнялась нога, и, не получая помощи от земных врачей, он обратился к Царице Небесной, обещая лично поклониться Ее святой иконе на горе Почаевской в случае исцеления. И как только получил исцеление, пожертвовал в лавру серебряную чашку воску.

3) В 1832 году произошло новое чудесное исцеление одной солдатки Екатерины, из города Острога, Волынской губернии. Страдая полтора года страшною, невыносимою болью в ноге, она нигде не могла исцелиться, а потому и дала обет отправиться в Почаевскую обитель, с твердой надеждой получить исцеление. Она подошла к Дунаю и, увидев плавающий в зелени святой храм, обратилась с усердной молитвой к Царице Небесной, болезнь тотчас ее оставила и она пришла в лавру совершенно здоровая, прославляя Богоматерь.

4) В 1833 году 25-го мая в Почаев пришла из села Макарьевского Оренбургской губернии, Мензелинского уезда одна 28-летняя девушка Матрона Шмогова. Она страдала, как говорила, три года головною болью и внутренностей. С этого времени она почувствовала отвращение к святыне, сколько раз она ни была в церкви, всегда при чтении Апостола, Евангелия, при пении Херувимской песни и каждении сначала ей становилось холодно, потом вдруг необыкновенно жарко, затем ее начинало трясти, отчего она иногда сильно кричала. В 1832 году Матрона ходила молиться в Воронеж, потом в Киев. В этом городе она увидела седовласого старца и близ него некую женщину в белой одежде; оба говорили ей, чтобы она шла к Божией Матери, говоря: «Ты там поживешь у игумена, там будут тебя поить и обливать водою от Божией Матери, и там ты исцелеешь». Это они сказали три раза, и она хорошо их запомнила. После этого, узнав, что в Почаевском монастыре, от находившейся там святой иконы, многие получают исцеления, Матрона пришла в Почаев, где также при слушании Божественных чтений и пений с нею сделался сильный мучительный припадок, воспрепятствовавший ей причаститься Святых Тайн. Несмотря на это три дня в Почаевской церкви при мощах преподобного Иова несколько раз над больною совершали освящение воды, чтение молитв, служили молебны преподобному Иову и великомученице Варваре, кадили ее и поливали святою водою. После страшного страдания, крика, наконец она уснула и, проснувшись, во всем теле почувствовала облегчение. Во время вечерни 3-го июля, Матрона пришла из Пещерной в большую церковь и здесь заметила в себе перемену, она теперь уже могла спокойно и с благоговением молиться Богу и глядеть на чудотворную икону, слушать церковное пение, молитвословия и акафисты. На другой день в воскресенье при архиерейском служении, она причастилась Святых Тайн, после чего на ее душе стало необыкновенно радостно и спокойно. С этого времени, почувствовав себя совершенно здоровою, в глубине души она признает, что своим исцелением обязана милости и благодати, проистекшей от чудотворной иконы Почаевской Богоматери и от мощей преподобного Иова, почивающих в Пещерной церкви.

5) В 1833 году 13 августа, в присутствии епархиального преосвященного Иннокентия, произведено исследование следующего исцеления. Солдатская дочь Анна Афанасьева Акимчукова, заболев на первом году оспою, лишилась зрения. Одним глазом она вовсе ничего не видела, а другим едва могла различать пред собою предметы в таком только случае, когда с большим трудом и болью, принуждала себя раскрывать руками ресницы, так как они вросли было у нее в самую во впадину глаза, и потому, когда не были поднимаемы и придерживаемы рукою, тотчас опускались и загибались внутрь впадины. В таком положений эта девица, как сирота беспомощная и слепая, воспитывалась с младенчества у бабки своей по матери, каменец-подольской вдовы мещанки, Агафий Андреевой Каминской. В 1832 году в августе Каминская, державшаяся униатского исповедания и имевшая от роду уже 70 лет, расположилась идти пешком в Почаевскую лавру, для поклонения находящемуся в ней чудотворному образу Богоматери. Ее девятилетняя внучка, исповедующая православную веру, узнав об этом, начала просить, что'бы взяли и ее туда. Сколько Каминская не объясняла ей трудности дальнего пути, неизбежные при малолетстве ее и слепоте, но она не оставляла своего желания. Поэтому Каминская решилась отправиться в путь вместе с внучкою, и должна была во всю дорогу вести ее за руку. Только при отдыхах и то на несколько минут раскрывала слепая глаз, чтобы видеть свет Божий. В Почаев, отстоящий от Каменец-Подольска на 200 верст, вместе с соседями, знакомыми и приставшими по дороге, пришли они через шесть дней, и по первому благовесту спешили в лавру, к литургии. Когда кончилась божественная служба, начали по обыкновению читать акафист пред чудотворною иконою. В это время Каминская подвела свою слепую внучку к стопе Божией Матери, чтобы она промыла святою водою глаза, из оной почерпаемою, как это делается богомольцами, по заведенному в лавре издревле обыкновению. Исполнив это, они отошли на средину церкви и продолжали воссылать свои молитвы Царице Небесной. Вдруг малолетняя Анна, обратясь к бабушке, с большим восторгом и радостными слезами сказала: «Ах, бабушка, я вижу Божию Матерь обоими глазами!»

С этих пор веки обоих глаз сделались у нее совершенно открыты, и она стала свободно видеть не только всякие, даже отдаленные предметы, но различать ясно и самые цвета, сколько ни мало они известны ей были до сего времени. Пораженная таким благодатным исцелением своей православной внучки, униятка Каминская приняла там же в лавре православную веру, и затем возвратилась с прозревшею своею внучкою домой.

6) В 1833 году 2-го апреля Трифон Бурка, житель города Аккермана, Бессарабской области, прислал в лавру серебряную привеску, в виде человека, и 5 рублей ассигнациями в благодарность за чудное исцеление его от тяжкой болезни во всем теле, которою он так сильно страдал 2 года, что ожидал уже смерти. Посылая с приношениями письмо, Бурка рассказывал в нем, что, когда он уже готовился к смерти и друзья, и родственники пришли с ним проститься, в это время был тут воин, Матвей, у которого была икона Почаевской Богоматери и несколько капель воды от цельбоносной стопы Пресвятой Девы; видя тяжелое положение больного, Матвей посоветовал ему обратиться за помощью к Царице Небесной, и как только Бурка и все бывшие тут начали со слезами целовать святую икону и молиться об исцелении больного и дали ему выпить воды и помазали его грудь, обещая по силе принести благодарение за исцеление, то как только все ушли, больной почувствовал облегчение, а потом и совсем скоро выздоровел.

7) В 1828 году восьмилетний Виктор Гаевский, сын священника села Китайгороды, Подольской губернии, Брацлавскаго уезда, заболел страшною болезнью, от которой на груди у него внутри образовался необыкновенный нарыв, особенно опасный потому, что на него не могли действовать никакие лекарства, от чего больной все более и более чахнул, так что наконец врачи осудили его на верную смерть. В это время, отправляясь в Почаев, к Гаевским заехала тетка больного Евдокия Соболевская и, узнав о безнадежном положений своего племянника, попросила родителей отпустить его с нею на поклонение Богоматери. Родители долго не соглашались отпустить ребенка, считая невозможным для него дальнее путешествие. Наконец решив поручить свое дитя Царице Небесной, они пришли к больному и сказали, что он поедет с теткою в Почаев. Едва они это сказали, как нарыв вдруг лопнул и больной почувствовал облегчение. После этого, хотя мальчик и истекал кровью от открывшейся раны. но родители не решились изменить данному обету и тотчас отпустили его с теткою, дав ей все нужное для погребения сына, если он дорогою умрет. Но больной не только не умер, а возвратился к родителям совершенно здоровый. После этого в 1843 году мать исцеленного Эротиада Гаевская со своим сыном приехала на Почаевскую гору и здесь возблагодарила за исцеление Царицу Небесную, просила вписать это чудо в книгу чудес Почаевской лавры, что и было исполнено по ее желанию.

8) В 1850 году 16 июля, прибыв в Почаевскую лавру на поклонение, жена коллежского асессора Марья Дыбковская, заявила словесно и письменно, что в 1848 году ее 14-ти летняя дочь Мария так сильно заболела тифозною горячкою, что не надеялись на ее выздоровление; даже два лечившие медика, отказались от всякой надежды помочь больной. Прошло 17 дней, в течении которых несчастная ничего не ела, на 17 день, когда больная лежала почти мертвою, пришла к Дыбковским одна благочестивая женщина, принесла с собою масло от лампады Почаевской Богоматери и воду из стопы Ее и предложила маслом вытереть больную, а воды дать ей выпить, твердо надеясь на помощь Богоматери. Это было сделано; когда мать больной со слезами стала молиться пред образом Богородицы и дала обет сходить с дочерью в Почаев, с этой минуты девочке вдруг стало легче, так что на другой день прибывший врач удивился странной перемене. После этого больная совсем выздоровела и в 1850 году здоровая была с матерью в Почаевской обители и возблагодарила Царицу Небесную за исцеление.

9) В 1847 году из города Усмани, Тамбовской губернии, в Почаев приехал капитан Николай Минин Саварский и дал кружечному иеромонаху Вениамину записку, в которой описывал, как он был исцелен святою водою от стопы Богоматери от неизлечимого рака на правом виске. В 1850 году в сентябре эту записку отец Вениамин доставил в Духовный собор лавры, который тотчас обратился к Сава рском у с просьбою сообщить ему подробнее об исцелении. В 1850 году 20 ноября Саварский заявил, что сначала у него на виске появилась небольшая бородавка, которая несколько лет была в одном положении, ни прибавлялась, ни убавлялась. К концу 1845 года и в начале 1846 года бородавка понемногу начала трескаться и немного побаливать, вследствие чего Саварский осенью 1846 года поехал в Тамбов, просил тамошнего доктора Николая Васильевича Петрова осмотреть рану и дать лекарства. Но Петров сказал, что его рана принимает злокачественный вид и предложил вырезать ее. Тогда, положившись на Господа, Саварский решил оставить все земные лекарства и прибегнуть к врачествам духовным.

Действительно, вода, принесенная из Киева от мощей святой великомученицы Варвары помогла ему, но не долго. Тогда его сестра дала ему пузырек святой воды от стопы Почаевской Богоматери, которую подарила ей одна странница из Почаева, и просила его помазать рану. Когда Саварский омыл святою водою рану крестообразно, то тут же почувствовал облегчение и ночь спокойно спал, чего с ним доселе давно не было. На другой день утром после молитвы он опять помазал рану святою водою и в тот же день больное место покрылось сухим струпом и боль прекратилась. После этого, ясно видя помощь Царицы Небесной, Саварский стал говеть и, когда сходил в баню пред причастием, то струп, размягчившись, свалился в виде толстой скорлупы, оставив небольшой знак, без всякой боли. В 1847 году в благодарность за свое исцеление Саварский был в Почаевской обители с тремя сестрами, бывшими свидетелями его страданий и исцеления, тут то он и оставил отцу Вениамину записку о своем исцелении.

10) В 1852 году московские купцы Прохоров и Лепешкин в благодарность за исцеление жены Прохорова от тяжкой болезни в Почаевскую лавру пожертвовали: серебряный глазет со всеми принадлежностями архиерейского облачения, 11 фелоней с епитрахилями, 17 подризников, 7 стихарей и множество поручей, орарей, палиц, набедренников и пр. с напрестольным Евангелием в серебряном позолоченном окладе.

11) В 1852 году 9 сентября воинский начальник города Сувалок, состоявший по кавалерии полковником, Сергий Кушновский писал следующее преосвященному Арсению: «Позвольте. Ваше Высокопреосвященство, принести особе Вашей чувствительнейшую благодарность за благословение Ваше, привезенное из Почаевского монастыря, действие которого оказалось следующее: семь лет тому, как левым глазом я не мог различать предметов ни вблизи, ни вдали; словом на глазу была тьма; и как доктора решительно объявили, что глазу помочь не могут, то зная, что вера твоя спасет тя, начал примачивать святою водою глаз, и через несколько дней начал различать предметы ясно, за что принося благодарность Создателю, смело скажу, что этим я обязан Вашему Высокопреосвященству». Так как эта вода была взята действительно из стопы Богородицы и Высокопреосвященнейшим отдана господину Кушновскому, то это чудо вместе с копией письма господина Купшовского. было записано в книгу чудес.

12) В 1856 году Анна Грепачевская, жена священника Иоанна Грепачевского, Подольской епархии, Брацлавского уезда, в своем письме к соборному старцу иеромонаху Серапиону писала, что в сентябре заступлением Богоматери Почаевской, чудесно была спасена от страшного недуга любимейшая ее дочь отроковица Александра. «Когда земные врачи, — писала Грепачевская, — объявили, что нет никакой надежды на выздоровление, то больное дитя сказало: "Мама, я вижу Божию Матерь!" На вопрос "Где и как она видит это?" больная указала рукою в сторону Почаевской обители и сказала: "Вот возле окошка, и как будто на горе и в облаках, и на руках держит Спасителя". После этого она выздоровела, — пишет Грепачевская, — и даже сделалась здоровей, чем была прежде, во славу Пресвятой Девы, не всуе именуемой "скорбных матерей утешением".»

13) Следующее чудо доказывает нам, что Царица Небесная не оставляет Своею помощью наравне с православными и иноверцев. В 1859 году 6 октября дворянка Эмилия Вершинская, жившая в городе Кременце, просила Духовный собор записать в книгу чудес следующее: «По принятии Святых Тайн исповедую дознанные мною чудеса Пресвятой Богородицы от ее образа в Почаев:
1) в малолетстве, сильно больная, была принесена к чудотворной иконе, и я выздоровела;
2) в замужестве, дождавшись дочери и сына, когда однажды старшая дочь моя лежала в страшной горячке, а мальчик в конвульсиях, при последнем издыхании, то мой муж, отправившись по обету в Почаев, обратился за помощью к Богоматери, и в то самое время, когда отозвали молебное служение пред чудотворною иконою, обои дети оправились и затем получили совершенное выздоровление;
3) через полгода после этого, когда я была в Почаеве вместе с дочерью, она ударилась об угловой камень галереи и так расшибла себе лоб, что не было никакого средства остановить течение крови из раны. Пожертвованною свечою я умилостивила Матерь Божию: по неизреченному ее милосердно дитя осталось здоровым, и на месте раны остался только едва приметный знак;
4) затем, через три года, моя дочь снова была больна без надежды; возложив все свое упование на Матерь Божию, я послала деньги в Почаев на богослужение и в ту самую пору, пробудившись, моя дочь сказала: "Меня посещала Матерь Божия", и с этих пор совершенно оправилась;
5) во время повальной болезни, когда ни одно почти заболевшее дитя не выздоравливало, заболела и моя дочь. На вопрос "Что ей делать?" она отвечала. что надо поставить Богоматери свечу в рост ее (дочери) и съездить в Почаев. Ее желание было исполнено, и вот моя дочь живет здоровая доселе. Все это исповедую, — заключает Вершинская, — собственною рукою под присягою, не для того впрочем, чтобы я считала себя достойною таких чудес, но чтобы имя Богоматери было прославлено и от меня недостойной рабы Ее».

14) В 1865 году 24-го мая, житель г. Киева, отставной унтер-офицер Иван Мещерский с своею женою Татьяною. Николаевною, придя в Почаев рассказали пред Духовным собором лавры, что Татьяна страдала необыкновенною болью живота, случившеюся от родов, вследствие чего, ей казалось, будто ее желудок прирос к спине и отягощен как бы камнем. В течении шести лет нигде она не находила никакой помощи. В 1850 году она видела во сне старца, открывшего ей, что в 500 верстах от Киева есть бабушка, которая без всяких лекарств, одним словом и безвозмездно, излечивает усердно просящих ее о помощи. После этого сна Мещерские пожелали отправиться в Почаев к Богоматери на поклонение; когда они прибыли на Почаевскую гору, то накануне Успеньева дня, во время всенощного бдения, Татьяна Мещерская увидела наяву, что икону Богоматери в киоте поддерживали два световидные ангела, воздавая честь и поклонение Царице Небесной и ее Сыну, умильно на4 руках Ею держимому. На другой день, в самый праздник, после поздней обедни. Мещерская отправилась к цельбоносной стопе Богородицы и. когда выпила святой воды из стопы, вдруг шесть лет мучившее ее срастение живота расторглось, будто бы каменная тяжесть в желудке прекратилась, и она себя почувствовала здоровою. После этого исцеленная из благодарности к Богоматери, на другой год опять приходила в Почаев на богомолье, но не зная, кому открыть о своем чудесном исцелении, никому не сказала об этом. Только в 1865 году она еще раз приехала вместе с мужем на Почаевскую гору и, придя в Духовный собор перед всеми торжественно объявила о милости Царицы Небесной в присутствии полицейского чиновника, а ее муж истинность этого показания скрепил собственноручной:) подписью.

15) В 1870 году было также замечательное исцеление на Почаевской горе заступлением Богоматери и пр. Иова, Почаевского игумена, от духа беснования, мучившего несколько лет одну несчастную женщину. В 1869 году 27-го декабря на Почаевскую гору приехала солдатка Ирина Васильева Волошинова, села Екатериновки, Екатеринославской губернии, Ростовского уезда, Екатерининской волости, одержимая беснованием 16 лет, объявила всем, что страдая тяжким недугом, она обошла все святые места с мольбою об освобождении от злого духа, но нигде не получила исцеления. Придя в Почаевскую лавру, с своим пятнадцатилетним сыном Михаилом, Ирина Волошинова, хотя и была при богослужениях в лаврских церквах, но была по принуждению; чаще же всего так сопротивлялась идти в церковь, что ее приводили несколько человек. В церкви она часто сильно кричала, в это время ни на кого не смотрела и произносила несвязные слова, ругательства и хулы, покушаясь даже ударить кого-либо, особенно служащих священников и иеромонахов. Во время же более сильных припадков, она падала на землю, валялась и кричала, чем возбуждала сожаление и обращала на себя внимание всех особенно тем, что находившийся в ней бес разговаривал в мужеском роде. Иноки с особенным усердием молились об исцелении пред образом Богоматери и мощами преподобного Иова. Наконец в 1870 году 11-го января удостоивши больную, после исповеди, причащения Святых Тайн. иеромонах лавры отец Иоанникий, по совету и благословению наместника лавры, начал совершать для нее первоначально освящение воды и потом таинство елеосвящения с чтением заклинательных молитв святого Василия Великого. Это продолжалось 11-го, 12-го и 13-го января после литургии. Во время этих священнодействий, и особенно во время помазания елеем, больная так бесновалась, что несколько человек едва могли удержать ее. 14-го января, по совершении водоосвящения, когда опять при чтении заклинательных молитв Волошинова была помазана святым елеем от лампады Богоматери и преподобного Иова, то бес повалил ее на землю и начал так жестоко мучить ее, что она казалась мертвою. На ее грудь положили копию с чудотворной иконы Богоматери, а на лицо святой крест; она встала и начала креститься, чувствуя себя здоровою.

16) В 1870 году 27-го августа, Евдокия Яковлева Чайковская, просфорня Николаевской церкви села Глух, Владимирского уезда Волынской губернии в своем письме в Духовный собор лавры писала, что во время тяжкой болезни, она дала обет, если выздоровеет, съездит в Почаевскую обитель на поклонение чудотворной иконе и мощам пр. Иова. Получив исцеление, но не будучи в состоянии предпринять путешествие в Почаев, препроводила 10 рублей на устроение запрестольного киота Успенской церкви.

Чудотворная икона находится в Успенском соборе Почаевской лавры на Украине.

Празднуют ей 23 июля/5 августа.




Имя:*
E-Mail:


Основан в 2008 году