Регистрация

Северная Двина

Автор: Плаксин Олег
Опубликовано: 25-03-2009, 16:14, посмотрело: 13407
Архангельская область » город Архангельск

Северная Двина

Северная Двина — река на севере Европейской части России. Длина от устья Сухоны — 744 км, длина с Сухоной — 1300 км. Площадь бассейна — 360 тыс. кв. км.

Образуется слиянием рек Сухона и Юг (у города Великий Устюг в Вологодской области). Далее течёт на север, в Архангельскую область. Возле города Котлас сливается с Вычегдой, после чего поворачивает на северо-запад, а затем постепенно на север. Почти на самом севере сливается с Пинегой. Дельта Северной Двины (площадь дельты около 900 км²) начинается от Новодвинска. Возле Архангельска и Северодвинска впадает в Двинскую губу Белого моря. Участок реки от слияния Сухоны и Юга до впадения Вычегды (у города Котлас) называется Малой Северной Двиной, участок от Котласа и до устья носит название Большая Северная Двина.

Основные притоки: Вычегда, Пинега, Вага. Соединена через реку Сухона, озеро Кубенское и др. с Волго-Балтийским водным путём (Северо-Двинская водная система), через реку Пинега с рекой Кулой.

В верховьях Северной Двины расположены города Великий Устюг, Котлас, Сольвычегодск; вблизи устья — Новодвинск, Архангельск, Северодвинск.

Ниже впадения Пинеги С. Д. разбивается на протоки с многочисленными о-вами, ширина долины возрастает до 18 км. У Архангельска река ещё раз собирается в одно русло, а ниже города образует дельту пл. 900 км², состоящую из нескольких рукавов.

Северная Двина судоходна на всём протяжении. В середине XIX века существовал план улучшения судоходства по Северной Двине в районе Архангельска, над ним работал американский инженер Дж. Уистлер.

На Северной Двине работает «Н. В. Гоголь» — самый старый сохранившийся пароход России, всё ещё находящийся в эксплуатации (построен в 1911 году).

На протяжении многих веков Северная Двина служила главной водной дорогой не только из центральной части Русского государства в Северный край, но и в Европу. Причем время от времени, даже после того как Россия прочно утвер дилась на Балтике, Северная Двина оказывалась единственной дорогой, связывавшей Россию с Европой. Например, в Отечест венную войну 1812г. Россия поддерживала связь с европей скими странами только через Архангельск. Общеизвестна роль Архангельского порта и в Великую Отечественную войну 1941—1945 гг. — через него шли основные поставки по ленд- лизу. Хотя в XVIII — XIX вв. по своей важности в хозяйственной жизни России первое место занимали водные пути Волжского бассейна, второе — Невского, третье — Днепровского, а Северо-Двинского — лишь четвертое, обеспечению на них судо ходных условий уделялось немалое внимание. Наблюдения за сроками вскрытия и замерзания Северной Двины, например, начали проводиться с 1734г., а измерения высоты уровня воды — с 1752 г.

Первый в России водомерный пост был открыт на Неве лишь на 18 лет раньше — в 1715 г., а на Волге, главной судоходной реке русского государства, в Астрахани — в 1792 г. В 1839 г. по Северной Двине в Архангельск прибыло 1300 судов и 300 плотов, в 1850 г.— 1491 судно и 709 плотов, в 1913 г.— 2481 судно и 4265 плотов. В начале XX в. ввоз грузов в Архангельск по Северной Двине составлял 92,8% от общего количества грузов, а по железной дороге — 2,3%. Кстати, из Вологды, связь которой с центральными районами России была давно налажена, железную дорогу в Архангельск построили лишь в 1897 г. До той поры Северная Двина была практически единственным путем, соединявшим эти два города.

Что же касается регуляр ного пассажирского сообщения, то оно осуществляется по Северной Двине с 1859 г. К путешествию по реке раньше готовились основательно: пекли на дорогу пироги, брали с собой самовар, припасали тулуп. До середины XX в. пароход в Северном крае был не только средством передвижения, но и служил своеобразным клубом, где назначались деловые встречи, узнавались последние новости.

В последние годы пассажирское судоходство на Северной Двине, как и на всех реках вообще, сокращается, но грузо оборот Архангельского порта продолжает нарастать. На де сятки километров протянулись вдоль Северной Двины и по берегам ее островов архангельские верфи и причалы. Около 2/3 всех грузовых операций города падает на речной и морской транспорт. Главный груз Архангельска — лес. Ежегодно к при чалам промышленных предприятий и перевалочных баз города приплавляется более 10 млн. м 3 древесины. Лесные грузы занимают в грузообороте Архангельского порта до 85 — 90%. Архангельск не только морской и речной порт, его по праву называют "воротами в Арктику". За 250 лет из устья Северной Двины ушло более 200 экспедиций. Общая протяженность судоходных путей Северо-Двин c кого бассейна превышает 5,5 тыс. км. На его территории насчиты вается 61 878 рек и ручьев и 17,6 тыс. озер, правда, с площадью зеркала более 10 км 2 — всего 120. Наиболее крупные правые притоки Северной Двины — Вычегда и Пинега, левые — Вага и Емца. Северная Двина на 365 км короче, чем Вычегда, и на 35 км короче, чем Пинега, — ее длина составляет всего 744 км.

Бассейн Северной Двины необычен: в плане, по очертаниям, он похож не на традиционное "дерево", а на "гриб", обра щенный "ножкой" к Белому морю. "Шляпка" его образуется бассейнами двух больших, текущих навстречу друг другу рек — Сухоны и Вычегды. Леса занимают на водосборе Се верной Двины около 80%, а болота — около 8% общей пло щади, которая составляет 357 тыс. км 2. Начинается Северная Двина от слияния Сухоны с Югом. Извивающаяся среди заливных лугов синяя лента ее хорошо видна с колокольни Троице-Гледеновского монастыря. "Подтою горою Гледеном... реки Юг и Сухона, совокупившиеся во единое слияние, третью реку из себя производят", — говорится в Устюжской летописи.

Первые 74 км, до впадения Вычегды, Северную Двину называют Малой Северной Двиной, хотя по ширине и по расходу воды она с самого начала отнюдь не малая река. Общая ширина русла ее с рукавами достигает 600 м, основного по тока — 200 м, а средний годовой расход воды равен 770 м 3 /мин. Малая Северная Двина течет в просторной, шириной до 3—4 км, а местами и более, долине, среди множества обнажающихся в межень отмелей и островов. По левому ее берегу тянутся пески, кое-где видны выходы желто-бурых глин. Правый берег реки преимущественно высокий. В обрывах его возле пристани Аристове разноцветные мергели перемежаются со слоями почти белого известняка, ниже по течению известняки вкрап лены в мергели гнездами, и издали кажется, что красно-бурая скала забрызгана белилами. Возле уреза воды часто попадаются валуны. Лес то подходит совсем близко к воде, то отодвигается, и тогда ветер доносит с полей запах нагретых солнцем трав и чуть горьковатый медвяный аромат каких-то цветов. Места кругом живописные, одна из деревень так и называется — Красавино.

В районе пристани Приводино очень живописен 45-мет ровый обрыв с чередующимися по нему полосами красно- бурого мергеля и желто-красного песка. Неподалеку отсюда, у деревни Новинки, профессор В. П. Амалицкий, геолог и па леонтолог, обнаружил в 1899 г. в береговых обнажениях кладбище ящеров пермского периода. Большинство из его находок находится сейчас в Палеонтологическом музее АН СССР. Малая Северная Двина чем-то неуловимо напоминает Волгу — то ли красно-бурыми обрывами, то ли открывающимися с высоких берегов широкими заречными далями и песчаными отмелями, то ли неторопливым, ко в то же время достаточно сильным течением. Общее падение реки составляет 0,11 м/км, на протяжении 70 км на ней насчитывается 30 перекатов, 5 из них каме нистые, остальные песчаные. В начале XX в. в межень без наметки — шеста для промера глубин — по Малой Северной Двине не плавали. В "Дневнике наблюдений за Малой Северной Двиной" В. П. Амалицкий отмечает, что русло реки непрерывно сдвигается с запада на восток и подмыв ее коренно го правого берега идет настолько "энергично", что за 10 лет он отступил у деревни Ефимовской на 15 м. По данным гидролога Р.С. Чалова, коренной берег Малой Северной Дви ны возле устья Сухоны отступает всего на 2—3 см в год. Однако в местах деления на рукава процесс переформирования русла реки идет интенсивно, размыв берегов там на отдельных участках достигает 10—20 м в год. Наиболее значительные деформации в руслах рек и в поймах отмечаются обычно после половодий, ведь русловые процессы вызываются действием текущей воды.

На Малой Северной Двине весенние половодья часто осложняются заторами льда, которые тоже немало способствуют разрушению берегов. В 1917 г. в связи с затором льда в районе Великого Устюга река затопила по левому берегу целый ряд деревень. Вы сокий уровень воды держался с 28.1 V по 4. V. В 1929 г. из-за одновременного вскрытия ото льда Юга (6. V), Малой Северной Двины (7. V) и Сухоны (8. V) возле Великого Устюга опять возник большой затор льда и было наводнение. Возле города Котласа заторы льда возникают каждые три весны из четырех, Река разбивается здесь на почти одинаковые по водности рукава, поэтому пропускная способность ее главного русла снижается и для выноса льда напор воды оказывается слабым. В 1940 г. Малая Северная Двина не могла прорвать возникший у Котласа затор льда 10 суток, и он стоял с 21. IV по 2. V.

Конечно, это был исключительный случай, обычно заторы льда возле Котласа держатся не более трех суток. В 1955 г. в ре зультате затора льда уровень воды у Котласа поднялся на 6,2 м над меженью. Максимальный уровень воды во время весеннего половодья, зарегистрированный в 1974 г., превысил его лишь на 0,5 м. Кроме частых заторов льда возле Котласа каждую осень возникают зажоры льда, вызывающие подъемы воды до 3,8 м над меженным уровнем. Котлас — второй по величине после Архангельска город на Северной Двине. Он вырос на месте нескольких деревень и превратился в крупный речной порт после завершения строительства железной дороги, соединившей в 1899 г. бассейны Волги (Пермь) и Северной Двины (Котлас). Возле Котласа в Малую Северную Двину впадает Вычегда, и водность реки сразу же возрастает более чем в два раза, поэтому ниже по течению ее называют Большой Северной Двиной.

Примерно до устья Ваги Большая Северная Двина сохра няет в основном прежний характер. Русло ее, блуждая по долине, то сужается до 240 м, то расширяется до 600—1200 м в зависимости от числа рукавов. Лес то подходит к реке, то уступает место полям, один за другим тянутся острова, пере каты... Правда, перекаты встречаются реже, чем на Малой Северной Двине, — на протяжении 300 км их насчитывается всего 75. Левый берег реки почти на всем протяжении до селения Красноборск высок — до 30—40 м. На красных обрывах темнеет лес. Неподалеку от Красноборска, в устье ручья Чертолом, словно на макете наглядного учебного пособия по геологии, видны отложения двух оледенений, разделенные 4-метровым слоем песка, — наверху красно-бурая московская морена, внизу темно-серая днепровская. С высоких откосов открываются просторные дали. За островами, за старицами кудрявится ивняком прирусловый вал, за ним зеленым шелком стелются пойменные луга, и лишь у самого горизонта темнеет поросший лесом коренной берег. Солнце только что село, и западный край неба еще светел, но с востока уже наплывает тень.

Заструился над рекой и над старицами туман. Вот уже и не различить очертаний далекого берега. На темной реке засветился огонек бакена, вдали замер цал еще один — наверное, тоже бакен, а может быть, и бере говой створ. Темно, тихо, лишь изредка быстро и коротко всплескивает внизу невидимая вода... За Красноборском по правому берегу открываются Толоконные горы. Они представляют собой ряд белесых песчаных холмов, поросших редкими соснами. Затем следуют огромная песчаная отмель — Ботовские пески и шесть каме нистых перекатов. По правому пойменному берегу видны струенаправляющие дамбы, а по левому — оползни. С. В. Мак симов, этнограф и писатель, в своей книге "Год на Севере" (1859 г.) описывает, как "отрывается огромная земляная глыба, подмытая водою... С шумом и брызгами валится она в воду, засоряя прибрежья, обездоливая стреж речной, и долго потом ходит на том месте вода в круги, отшибая длинными и крутыми волнами, и неизбежно гибнет в этом водовороте неосторожный и недогадливый карбас". Русло Северной Двины неустойчиво к размыву. О былых блужданьях Северной Двины по долине могут рассказать не только многочисленные старицы, но и старые географические карты. На одной из них, составленной в 1850 г., неподалеку от Красноборска показано на лугу связанное протокой с Северной Двиной Таргозеро. В межень река обтекала луг справа, но весной, в половодье, воды ее, очевидно, частично шли напрямую через озеро, и год от года протока, соединявшая Таргозеро с Северной Двиной, становилась все глубже и шире. Затем русло реки окончательно переместилось на луг, поглотив озеро, а справа осталась старица. В этом районе, судя по карте, произошли и другие изменения. Приток Северной Двины, речка Евда, стал впадать на 5 км выше по течению, а из четырех рукавов Северной Двины, на которые река разливалась возле деревни Ляпунове, остались всего два — основной и Тихий полой. Да и тот в последние годы Северная Двина усиленно заполаскивает песком.

Наверное, М. В. Ломоносов вспоминал Северную Двину, на берегах которой родился, когда писал о русловых про цессах: "Обитатели по берегам больших рек тому свидетели, коль великие перемены в берегах и стрежах их течение воды, наипаче вешнее, причиняет. Не упоминаю песков, кои всякая весна и осень перемывает, ни лугов, которые быстрина, отнимая от переднего конца, наращивает к заднему, но токмо чем внутренность земная открывается, представляю яры крутые, которых великие звена иногда с огородами и строениями оседают и в реки опровергаются, будучи подмыты". На каждой реке русловые процессы, т. е. изменения в русле и пойме под действием текущих вод, развиваются по-своему.

Северная Двина за одно лишь половодье смывает иногда участок поймы шириной в 10—20 м. Скорость же сползания песчаных гряд по ее руслу составляет в среднем 100—200 м в год. Прорези, выбранные в перекатах земснарядами для судового хода, держатся обычно не больше полутора-двух недель. Откладываемые в шахматном порядке рекой в виде скошенных гряд то у одного, то у другого берега, скопления песка, называемые побочнями, теснят судовой ход к камням, делая его узким и извилистым. А ведь капитанам буксиров, которые водят по Северной Двине плоты длиной до 700 м, приходится еще учитывать и затяжные течения в рукава и вы ходящие из них течения.

Тут мало знать реку, надо еще уметь "чувствовать" и свой плот. За устьем Ваги начинается самый красивый участок Север ной Двины. Река на большом протяжении течет здесь одним рукавом. Долина ее, врезаясь в толщи гипсов пермского пе риода, сужается, и пойма местами исчезает полностью. Белые поросшие лесом обрывы над широкой полноводной рекой просто сказочно хороши. Высота берегов возле пристани Звоз достигает 50—60 м. В половодье белокаменные стены отвесно уходят в воду, в межень внизу открывается узкая полоска песка и осыпей, по которой почти везде можно про браться вдоль берега. Надо только, если не хочешь иску паться, стараться не наступать на шаткие, неустойчивые глыбы. В осыпях попадаются небольшие куски гипса белого, голубого, желтоватого и розового цвета. Местами гладкие плиты ступенями, словно белая лестница, спускаются под воду, и невольно на память приходит легенда о древнем Китеже. Среди камней стекают к реке небольшие ручейки, узкие трещины в белых обрывах уходят в глубину гипсовых толщ. В районе пристани Звоз вода вымыла в береговых обрывах семь пещер.

Когда плывешь по этому участку реки, не знаешь, куда и смотреть. Прекрасен высокий, чисто-белый, как сахар, обрыв, но не менее живописны и белая стена с тремя, словно по линейке, на равном расстоянии друг от друга проведенными кирпичными полосами, и идущий за ней желто-бурый откос, отороченный понизу, словно пеной, осыпью из белых камней. Кое-где между залежами гипсов и растущим наверху лесом лежит толстая подстилка песка, а в других местах сосны растут почти прямо на камнях и слой дерна так тонок, что, кажется, его можно скатать, как ковер. Постепенно берега реки пони жаются, гипсы тянутся теперь вдоль воды неширокой лентой, словно белокаменная набережная. Прорвавшись через преградившие дорогу к морю толщи гипсов, Северная Двина опять растекается рукавами, и вновь по руслу ее вниз по течению сползают побочни, перераспре деляется сток по рукавам. Река живет своей жизнью, равно душная к тревогам и заботам речников, которым надо под держивать гарантированные глубины на фарватере, ширину судового хода и радиус его закругления. Несколько лет тому назад весной из судоходного Хаврогорского рукава в протоку Мартушева стало уходить до 30% стока. Казалось бы, чего проще — загородить протоку, и все. Но вступать в спор с такой мощной рекой, как Северная Двина, рискованно. Иногда бывает выгоднее подчиниться реке и не отстаивать прежнее место положение фарватера, а, учитывая направленность русловых процессов, перенести его. Но в данном случае и этого делать не пришлось. Через некоторое время побочень, сдвигаясь вниз по течению, сам стал загораживать вход в протоку Мар тушева. К сожалению, так бывает далеко не всегда. Река подмывает то правый берег, то левый. Золотистые песчаные отмели сменяются глинистыми откосами, под ко торыми возле уреза воды лежат вымытые из морены ва луны. Лес то отодвигается к горизонту, открывая поля и де ревни, то вновь вплотную подступает к реке, загораживая обзор. Вот уже остаются слева впадающая в Репный рукав быстрая Емца, Сийские пески и леса. За пристанью Ракула в береговых осыпях начинают попадать ся известняки. Вскоре долина Северной Двины сужается, и возле деревни Орлецы над рекой встают светло-серые скалы. Русло реки делает здесь крутой поворот, и поверх ность воды Плитные выходы светло-серого и желтоватого известняка попадаются местами в береговых обнажениях Северной Двины вниз по течению еще примерно около 25 км. Сразу же за впадением Пинеги возле села Усть-Пинега правый берег Север ной Двины поднимается сравнительно невысокой, около 25 м, скалой, и дальше вниз по течению скалистых берегов нет. Рядом со скалой по склону к воде проложены слеги для скатки леса — в устье Пинеги оборудована большая запань. Ниже Усть-Пинеги по течению начинается устьевая область Северной Двины, ее самый молодой участок. Ведь после лед никового периода река впадала в Белое море не там, где теперь, а гораздо северо-восточнее, сбрасывая воду по Кулой-Пи нежской долине, пока в одно из высоких половодий не прорвала Холмогорскую конечно-моренную гряду. Процесс формирова ния Северной Двиной своего русла продолжается.

Вероятно, в конце концов река обойдет большой моренный массив, находящийся сейчас по ее правому берегу в 118 —124 км от устья. В устьевой области Северная Двина почти на всем протя жении течет несколькими рукавами, причем выделить главный среди них не всегда легко. По наиболее крупным рукавам — Богоявленке, Мечке, Косковскому и Бокарицкому проходят местные судоходные линии. Ширина реки в устьевой области в среднем составляет 600—800 м, но возле села Уймы до стигает 2,0—2,5 км. Высота коренных берегов к морю по степенно снижается — в районе Холмогорского расширения русла она составляет примерно 20—25 м, а у Архангельска — около 10 м. В начале устьевого участка, вскоре после Усть-Пинеги, вдоль левого низкого берега Северной Двины тянутся широ кие отмели светлого песка, а по верхней части поросшего лесом довольно крутого правобережного откоса идут неболь шие оползни треугольной формы, словно кто-то специально срезал здесь куски дерна. Правый берег реки почти на всем протяжении устьевого участка очень сильно подмывается, крутизна его склонов достигает 40°. От небольшой пристани вверх к знаменитому некогда селу Вавчуга ведет деревянная лестница. В 1680 г. братья Баженовы на впадающей в Северную Двину реке Вавчуге оборудовали первую на Севере "водяную пильную мельницу", а через несколько лет — и корабельную верфь. В 1733 г. судостроительная верфь была переведена из Вавчуги в Архангельск.

Северная Двина


Почти сразу за Вавчугой начинается Холмогорское рас ширение. Левый, поросший кустами берег реки становится все ниже и ниже и в конце концов переходит в песчаную отмель, через которую перекатываются поднятые теплоходом волны. За отмелью к далеким, похожим на зеленые застывшие волны холмам убегает широкая протока. Несмотря на большое рас стояние, на холмах ясно и четко, словно это старинная лито графия, видны дома, церковь, куртины рощ и даже отдельные деревья. Левый берег закрывает окно в просторный мир зеленых холмов и песчаных проток. Словно в компенсацию, справа на фоне неба вскоре вырисовываются на высоком берегу шатровая часовня и церковь деревни Чухчермы. Потемневшее от времени и непогод дерево подчеркивает их четкий строгий силуэт. По деревням на Северной Двине сохранились еще местами и чудесные деревянные часовни, и церкви, и коло кольни, и просторные дома с высокой подклетью, с изукра шенным, на две стороны выходящим балконом-крыльцом. В Малых Корелах под Архангельском создан музей-запо ведник деревянного зодчества. В него свозятся все наиболее интересные, как культовые, так и бытовые, постройки Север ного края. Конечно, это в какой-то мере компромиссное решение, но других реальных средств уберечь и сохранить этот деревянный эпос нет. За низкими островами и мелями с борта теплохода на какое-то время снова приоткрывается чудесный мир зеленых холмов.

Где-то там, на Курострове, в деревне Мишанинской, возле Холмогор, родился в 1711 г. М. В. Ломоносов. Холмогоры с XIV по XVII в. были экономическим и административным центром Северного края. Отдаленность их от моря этому не мешала, ведь основным занятием местного населения был не только морской промысел, но и охота в тайге на пушного зверя. Лишь когда в Холмогорах разместились контора и склады торговой английской Московской компании, стало очевидным, что для дальнейшего успешного развития торговли Русского государства с Европой нужен город-порт, расположенный ближе к морю. Из-за перекатов иностранные корабли не доходили до Курострова, товары с них приходилось перегружать в мелкосидящие суда, а это вызывало не только дополнительные денежные затраты, но и потерю времени. Кстати, эти злополучные перекаты существуют и теперь — Юра, Собачий Пролаз, Тройная Гора, Вождоромский перекат. Понимая, что "заведенные по Двине Российские с Англи чанами и Голландцами торги посредством мореплавания" станут прибыльнее, если торговые лавки и склады перенести ближе к морю, Иван IV решил заложить новые Холмогоры.

В 1584 г. п о его приказу в том месте, где обычно швартовались ино странные суда, прибывшие из Москвы воеводы Петр Афа насьевич Нащокин и Залешанин Никифоров сын Волхов "круг Архангельского монастыря Архангельский город деревянный одним годом поставили..." Для охраны города и таможни на мысе Пур Наволок "положено было находиться стрельцам до двух сотен". Строительство Новохолмогорска (впоследствии переименованного в Архангельск) велось строго по "росписи и чертежу". Через 110 лет после закладки города со стапелей заложенной Петром I Соломбальской Военного ведомства верфи сошло на воду и отправилось за границу с грузом казенного товара первое русское торговое судно. В Архангельске многое связано с именем Петра I. Здесь на голландском корабле у шкипера Клааса Месшу русский царь проходил обучение "распорядку морскому". Здесь, готовясь к войне со Швецией за невские берега, начал он в 1694 г. строительство в дельте Северной Двины Ново- Двинской крепости.

Предусмотрительность Петра I оказалась не лишней. Вступившая в войну с Россией Швеция решила блокировать торговые связи русского государства с Европой. 25. V 1701 г. к острову Мудьюг под видом торговых судов подошла шведская эскадра. Обезоружив поднявшуюся на борт корабля для досмотра русскую стражу, шведы выслали на разведку к Архангельску два фрегата и яхту. Провести их Березовским рукавом должен был захваченный в плен с мона стырского рыболовного судна лодейный кормщик Иван Рябов, хорошо знавший фарватер. Воспользовавшись туманом, он посадил ведомый им фрегат на мель прямо под огонь пушек Ново-Двинской крепости.

Но слишком далеко от Европы находился Архангельск, да и гавань была свободна ото льда лишь немногим более пяти месяцев в году. Поэтому Петр I стремился закрепиться на Балтике. ...Картаво кричат чайки, плывут с моря набрякшие дождем облака. Стоит, небрежно опираясь на трость, на архангельской набережной в мундире офицера Преображенского полка бронзовый Петр I. Чуть хмурясь, всматривается он в речной простор, туда, где Северная Двина в последний раз раз бегается тремя рукавами и дальше начинается ее дельта. Самый широкий (до 3 км) Никольский рукав является прямым продолжением реки. Средний, Мурманский рукав, делящий дельту на две примерно равные части, был, по всей вероят ности, прежде главным, но затем судоходный фарватер пере несли в правый, Корабельный (Березовский) рукав.

Среднюю, мелководную его часть суда обходят по глубокой протоке Маймаксе. Дельта Северной Двины — ширина ее достигает 45 км, а длина 37 км — представляет собой лабиринт из более чем 150 рукавов и проток. Без конца можно блуждать среди островов, очертания которых буквально на глазах неузнаваемо преображаются под действием морских приливов и отливов; изменяются по силе и по направлению и течения в протоках между ними. Максимальная высота прилива отмечается в августе; у расположенного в дельте реки острова Мудьюг она достигает 93 см, а в Архангельске — 80 см. Как и вся устьевая область, рукава дельты Северной Двины смещаются в восточном направлении, и правые их берега размываются. Судя по старым картам, русла Никольского и Мурманского рукавов за последние 150—200 лет сдвинулись в отдельных местах на 4—6 км. А фарватер, проходивший в 1832 г. по Корабельному рукаву возле острова Хабарка, находится теперь у приверха Солом бальского острова. Согласно многолетним наблюдениям, сток Северной Двины в настоящее время распределяется по рука вам следующим образом: по Никольскому рукаву 35,2—39,3%, по Мурманскому 15,6—23,0, а по Корабельному 18,8—23,5%. Перемещается сток по протокам, сдвигаются, меняют свою форму и острова, а некоторые из них, небольшие по площади, размываются полностью. Так исчез, например, остров Маркова, на котором Петр I останавливался в свой приезд в Архангельск в 1702 г. Удачно выбрано место для города-порта, но в годы высоких половодий и при заторах льда в рукавах дельты низкие берега его подтапливаются. Для острова Соломбалы, например, подъем воды на 4 м над меженью уже создает реальную угрозу наводнения. Только во второй половине XVIII в. вода в Северной Двине у Архангельска поднималась над меженным уровнем на 6 м и более в 1761, 1779, 1784, 1796 гг. В XIX в. большие навод нения отмечены в 1808, 1811, 1843, 1858 и 1881 гг. Наиболее разрушительным было наводнение 1881 г., когда 30. IV уровень воды в реке у Архангельска поднялся более чем на 6,5 м и оставался высоким шесть суток. В 1843 г. подъем воды был ниже, но навалы льда, оставшиеся по берегам после наводнения, превышали местами 10 м. Высокие половодья и заторы льда долгое время заставляли воздерживаться от строительства защитных укреплений в дельте Северной Двины. В 1646 г. на запрос Посольского приказа из Москвы о том, можно ли "запереть Двину цепью", поста вив по берегам ее каменные башни, из Архангельска неза медлительно последовал отрицательный ответ.

Правда, через 28 лет, в 1674 г., в Березовском рукаве все же были поставлены "раскаты" — деревянные башни для артиллерии, но крепость, защищавшая подступы к Архангельску, была возведена, как уже говорилось, только при Петре I. В нашем столетии таких сильных, катастрофических навод нений, как в XVIII и XIX вв., в Архангельске не было. Но в 1929, 1946, 1947, 1953, 1957 и 1961 гг. в ряде районов улицы города заливались водой. Только последние 15—20 лет архангелогородцы стали жить спокойнее. Мощные ледоколы задолго до начала ледохода расчищают теперь рукава дельты, спуская лед в море, а новые места застройки поднимаются подсыпкой из песка на 1,5 м и выше. Конечно, эти профилактические меры не гарантируют городу полной безопасности, но ве роятность возникновения наводнений снизилась. Хотя заторы льда нередко возникают и в других местах по всей Северной Двине — у Котласа, у Двинского Березника, у Холмогорского расширения, у Орлецов, нигде они не при носили и не приносят столько бед, как в Архангельске.

В 1961 г. ледяной затор у Орлецов нагромоздил вал из глыб смерзшегося с лесом льда высотой до 15 м. Ринувшись вниз по течению после подрыва, ледовые массы через несколько часов забили все рукава дельты, кроме Маймаксы, и к вечеру 19. IV вода залила более половины площади Архангельска. И без того тяжелое положение усугубилось нагоном воды с моря и высоким приливом. Через пять лет, в 1966 г., сильный затор льда возле Орлецов повторился, но Архангельск тогда почти не пострадал. Чрезвычайно мощный затор льда наблюдался возле Ор лецов совсем недавно — в 1983 г.

Поднявшаяся за ледяной плотиной вода привела в ту весну к подтоплениям на участке реки протяженностью в 100 км. 17. IV уровень воды у деревни Звоз из-за затора льда возле Орлецов достиг 1 1,6 м над межен ным уровнем, а в поселке Емоцк отдельные места были затоплены на глубину 0,5—5, 0 м. Считавшийся до того истори ческим подъем воды в результате затора льда 1966 г. оказался превышенным у деревни Звоз на 0,5 м, а у Емецка — на 1,0 м. В Брин-Наволоке подъем воды превысил уровень, считавшийся там наивысшим из зарегистрированных (9. V 1978 г.), на 38 см. Смерзшийся с лесом лед громоздился в поле затора многометровыми торосами, среди которых временами взлетали вверх фонтаны воды. Обычно средняя про должительность стояния заторов льда возле Орлецов составляет двое суток, в 1983 г. лед держался 10 суток.

Перепад горизонтов воды до и после затора достиг 8 м. Хорошо, что половодье в тот год не было высоким! Уровни подъема воды в 1983 г. в зоне затора льда оказа лись максимальными не повсюду, а только в Емецке и де ревнях Звоз и Брин-Наволок. В Орлецах уровень воды 16.1 V 1983 г. был ниже максимального (10. V 1979 г.—9,8 м над меженью) почти на 1 м, а в Усть-Пинеге — на 3,5 м (15. V 1929 г.— 11,0 м над меженью). Не принес бед затор льда 1983 г. и Архан гельску. Вообще заторы льда на реках вовсе не обязательно влекут за собой бедствия. Задерживая временно на отдельных участ ках реки льды и давая тем самым возможность рассредоточиться ледовым массам ниже по течению, они в какой-то мере даже нормализуют ледоход. Так, небольшие заторы льда у Орлецов в известной степени прикрывают Архан гельск, и ледоход в районе города развивается и протекает более спокойно и плавно. Весеннее половодье начинается на Северной Двине во вто рой половине апреля — начале мая, и расход воды, не пре вышавший зимой в ее устье 1,0 — 1,5 тыс. м3/с, возрастает до 11—36 тыс. м3/с.

Весной по реке проносится более половины общегодового стока — снеговые воды занимают в ее питании 51% . Обычно на Северной Двине бывает две волны половодья, причем первая из них наблюдается, когда река еще скована льдом. Эта волна возникает, когда вскрываются ото льда Сухона и Юг, часто она пополняется и водами Ваги. Вторая волна половодья, связанная с вскрытием ото льда Вычегды, приходит после первой через одну — две недели и сопро вождается заторами льда.

Если половодье развивается нор мально, лед от Котласа до Архангельска идет около двух недель. В верхнем течении реки весной вода поднимается на 5—6 м над меженным уровнем, а в нижнем — на 8—10 м. При этом пойма в Холмогорском расширении затапливается на глубину 1—3 м, а при высоких половодьях — более чем на 2—5 м. Высокие половодья бывают иногда на Северной Двине и в обычные по водности годы, когда вычегодская волна идет сразу же за первой волной половодья и накладывается на нее. Так было в 1929, 1931, 1936, 1947 и 1955 гг. А если на фоне высокого половодья развивается еще и затор льда, начинается наводнение. Но уплывут в море последние льдины, растают оставлен ные на берегах навалы ледяных глыб, и уровень воды в реке начинает спадать.

Кажется, давно ли деревья стояли по колено в разливах вешних вод, а уже зеленеет освободившаяся от воды пойма, цветет по низким лугам желтая калужница, скоро и кукушка в лесах замолкнет. Песчаные отмели и каме нистые пляжи под высокими берегами день ото дня стано вятся все просторнее, шире, принимаются за работу на пере катах земснаряды. В летнюю межень сток Северной Двины составляет менее 40% среднего годового значения. Возле Усть-Пинеги среднее многолетнее значение расхода воды в реке весной составляет 21 700 м3/с, а летом — 1460 м3/с. Самый большой расход воды — 36200 м3/с — был отмечен в Усть-Пинеге весной 1953 г., а наименьший — 289 м3/с — в летнюю межень 1885 г. Через некоторые перекаты в то лето судам приходилось переползать буквально на брюхе.

Хотя бассейн Северной Двины и расположен в зоне избы точного увлажнения, на его территории иногда отмечаются и очень бедные осадками годы. За 100 лет наблюдений, начиная с 1881 г., на Северной Двине было 19 многоводных лет, 4 очень многоводных года, но и 14 маловодных лет и 2 очень маловодных года. В среднем на каждые 12 обычных по водности лет приходится 5 многоводных и 3 маловод ных. Многолетнее значение амплитуды колебаний уровней воды в Северной Двине возле Усть-Пинеги равно 12 м 11 см, а у Со ломбалы — 5 м! Дождевые паводки на этой большой реке обычно мало заметны, и осенью вода в ней поднимается незначительно. Встаёт Северная Двина в конце октября — начале ноября, при этом ледостав распространяется по ней, как правило, снизу вверх по течению.

Казалось бы, частые нагоны воды с моря осенью и приливно-отливные течения должны мешать замерзанию реки, ломая образующийся лед. Но так бывает не всегда. В 1957 г., например, штормовой нагонный ветер, вызвав экстремально высокий подъем воды в Северной Двине, превысивший средний уровень весеннего половодья на 1,5 м, наоборот, способствовал ее замерзанию за четыре дня — с 13 по 17. XI. Это небывало короткий срок для такой широкой и мощной реки. Как и на всех северных реках, осенью на Северной Двина часто возникают зажоры льда. Они тоже вызывают подъемы воды в реке, но, конечно, менее значительные, чем весенние заторы льда. В 1928 г. возле Усть-Пинеги вода в Северной Двине поднялась в результате ледяного зажора на 5,3 м над меженным уровнем. Много внутриводного льда и шуги образуется перед замерзанием реки и у Архангельска в районе Соломбалы, а также ниже по течению, в Маймаксинском ру каве.

Зимой, когда сток уменьшается, лед в дельте Северной Двины, опускаясь у берегов на грунт, растрескивается, и вдоль реки тянутся трещины, часто запорошенные снегом. Во время прилива через них на лед выступает вода. Только ветер шумит, проносясь над замерзшей рекой. Замолкла на долгую зиму древняя песня воды, замели снега луга и тайгу вокруг. Кажется, все застыло, зацепенело в белом безмолвии — дельта реки, небо и дымы оставшегося за спиной города.

Но пройдет время, и, взломав лед, река устремится к морю и мир наполнится плеском воды и радостным криком птиц. За год Северная Двина выносит в море в среднем 110 км 3 во ды, уступая в этом отношении из всех рек Северного края толь ко Печоре. На протяжении многих сотен лет Северная Двина продолжает оставаться главной водной магистралью Севера, к которой с запада подходит старинный водный путь по Сухоне, а с востока — по Вычегде. В справочниках конца XIX— начала XX вв. приводятся две длины Северной Двины: одна с учетом Вычегды, а другая с учетом Сухоны. Обе эти реки всегда рассматривались вместе с Северной Двиной и были от нее неотделимы.

Координаты:

64°31′58″N
40°29′51″E


Карта:



Анатолий 4 декабря 2011 22:27
О Вонгоде кое-что можно почитать и посмотреть на сайте МО "Шипицынское", введя в поисковую строку Яндекса ссответствующий запрос

 

Любовь Мехтиева 16 января 2011 06:57
А есть ли информация о реке Вонгоде, что в Котласском районе? Там её называли раньше Вонгодицей. И вообще о той местности. Очень хотелось бы почитать и увидеть снимки. А так спасибо. Правда, как я убедилась, Сев. Двина очень обмелела за последние тридцать лет. И уже не так судоходна, какой была раньше. Спасибо авторам статьи. Особенно интересно тем, кто живёт далеко, как я, от родного края.

 

Котя 10 апреля 2010 18:06
здорово!спасибо, на уроке пригодится))))

 



Имя:*
E-Mail:


Основан в 2008 году