Регистрация

Житие преподобного Александра Ошевенского чудотворца

Автор: Эric
Опубликовано: 30-03-2009, 00:50, посмотрело: 4039
Преподобные

Житие преподобного Александра Ошевенского чудотворца

1. Детские годы прп. Александра

Близ озера Вощее, недалеко от г. Белозерска, в деревне Никифоровской, Покровского прихода, Кирилловского уезда, Новгородской губернии, в ХУ веке жили благочестивые поселяне Никифор и Фотиния—супруги, по прозванию, Ошевни. Все любили их за кроткий нрав и сострадательность к бедным, ибо не было бедняка, которого они сурово оттолкнули бы от дверей своего дома. Господь благословил их брак любовью и чадородием, которое потом, однако, на некоторое время прекратилось. Но благочестивые супруги не ослабели в вере и с теплою молитвою просили Бога даровать им сына на утешение в старости. Молитва их была услышана, и Господь даровал им сына, Своего верного будущего слугу, рождение коего предшествовало такое чудо. Никифор и Фотиния отправились в Кирилло-Белозерскую обитель и когда там, однажды, после усердной молитвы к Божией Матери, Фотиния забылась легким сном, — ей предстала светлая жена, в багряных одеждах, и с нею благообразный старец, украшенный сединами. «Исполнится прошение твое, — сказала Она Фотинии, — и ради сего старца Господь дарует вам чадо именитое, которое прославить Бога, и Бог его прославит. Имя же старцу сему Кирилл». И оба стали невидимы. Со страхом и радостью проснулась Фотиния и рассказала о дивном видении супругу. Через год после этого и родился у них сын, коему дали имя Алексия (переименованный потом в Александра), 17 марта 1427 года, при 6елозерском князе Андрее Дмитриевиче (сыне Дмитрия Иоанновича Донского), во дни великого князя Василия Васильевича. Под опытным руководством и заботливостью родителей, дитя, подрастая, прониклось духом христианского благочестия. Когда ему исполнилось семь лет, родители отдали отрока «в научение книжное» приходскому дьячку; обучение грамоте увенчалось быстрым и полным успехом — при помощи благодати Божией, и дало возможность святому отроку чтением божественных книг еще более укрепиться на спасительном пути. Однажды благоговейный отрок, придя в приходскую церковь во имя Успения Божией Матери, с горячею верою, пред иконою Спасителя молился о даровании ему разума — идти непреткновенно жизненный путь в свете Божиих заповедей. — «Встань и приимешь просимое», — раздался дивный глас в ответ на его молитву. Это утешило Алексия, который и в эти годы уже вел строго воздержную жизнь. Бдением и постом изнурял Алексий себя с юных лет; целые ночи проводил в молитве; от разнообразия в пище воздерживался, как строгий инок, питаясь одним хлебом. Такое воздержание, как естественно было ожидать, возбудило в любящих родителях опасение за здоровье сына, и они упрашивали его ослабить подвиги в виду молодости. Но Алексий успокоил их и для оправдания себя сослался на христианское требование — умерщвлять плоть, чтобы она не удалила нас от Господа. Ничего не могли возразить родители против этого, ибо и сами были строго воздержные христиане. При этом, однажды, Фотиния рассказала сыну о бывшем ей видении Пресвятой Девы и преподобного Кирилла Белозерского. Когда мать рассказывала, отрок тотчас узнал в жене Божию Матерь, относительно старца недоумевал. Но, как только получил разъяснение, проникся к преподобному Кириллу теплою верою и усилил подвиги воздержания. Ежедневно стал он посещать храм Божий; ни зной, ни жгучий мороз не могли удержать его дома... Родители уже не препятствовали сыну, ибо видели, что на нем сугубо почивает благодать Божия. Только, когда ему пошел 18-й год, хотели сочетать законным браком, но Алексий отклонил это и, горя желанием всецело отдать себя Богу, упросил родителей отпустить его на богомолье въ Кириллову обитель. Получив благословение их, он, ничего не взяв, кроме одной одежды и немного хлеба, отправился в желанный путь. «Господи, — просил Алексий, бросая последний взгляд на родительский кров. — Боже мой! Повелевший рабу Твоему Аврааму выйти из земли рода своего! — вот и я оставил дом свой ради Твоего имени, наставь и меня во страсе Твоем и не затвори от меня дверей царствия Твоего!» Долго плакал он при этом; юному сердцу тяжело было расстаться, с чем оно сроднилось так близко; но, встав, уже твердо и бесповоротно направился к обители, где почивал телом его небесный покровитель.


2. Преподобный Александр в обители Кирилловой.

Духовною радостью исполнилось сердце Алексия, когда он впервые увидел обитель преподобного Кирилла. Настоятель же обители, как только заметил среди богомольцев Алексия, проникся к нему особенною любовью, ибо в самой наружности пришедшего отражалась его душевная чистота. После праздника —памяти преподобного Кирилла, когда многочисленные богомольцы стали расходиться по домам, с некоторыми из них, Алексий послал родителям письмо, прося их простить ему, если он на некоторое время останется в обители, чтобы потрудиться под сенью преподобного Кирилла. Сам же, придя к настоятелю, просил у него на это благословения. Последний предложил Алексию остаться и тотчас же принять иночество. Но кроткий и смиренный Алексий отклонил это, говоря: «Отче святый! воистину желаю сего, однако, не пришло время, ибо я еще молод и боюсь общего врага, искусившего наших прародителей. Но если здесь юность моя искусится хотя три года, Господь примет труды исповедания моего и на лучшее приведет меня...» Удивился старец, слыша этот полный надежды, смирения и рассудительности ответ юноши, и, дав ему, до пострижения, иноческие одежды, послал къ одному дьяку для лучшего изучения Св. Писания и отеческих творений. Тот принял Алексия не как ученика, а как друга-собеседника и сообщил ему постепенно все себе известное.

Между тем, родители Алексия, получив его письмо, очень огорчились; в горести отец укорял заочно сына в несоблюдении Заповеди Божией и хотел силою возвратить из обители; а мать горько плакала, не видя при ce6е любимого Алексия... Старшие их дети, возвратившись с поля, утешали родителей, указывая на богоугодность действий Алексия. Доводы детей успокоили Никифора и Фотинию, и они решили предоставить судьбу младшего сына на волю Божию. Прошел год и Никифор, к памяти преподобного Кирилла, сам отправился в обитель повидать сына и, или возвратиться вместе с ним, или еще на год оставить его в обители. Когда, с благословения настоятеля, Никифор увидал сына и тот со слезами припал к его ногам, прося прощения, — окончательно примирился с ним и, кротко сказав: «Бог простит тебе, чадо мое», пошел успокоиться в его келию. В беседе сын рассказал отцу все, случившееся за время их долгой разлуки, с теми сердечными подробностями, какие понятны только людям, нежно любящим друг друга; от глубины души он благодарил отца за любовь, когда тот, несмотря на обиду, решился на дальний путь, чтобы повидать виноватого сына. Это глубоко тронуло Никифора, к которому и настоятель отнесся особенно хорошо, так что, когда Никифор, после праздника, съ благословения настоятеля и с дарами Алексия, стал отправляться в обратный путь и сын хотел его проводить, — оставил его совсем в обители и, успокоенный, возвратившись домой, рассказал обо всем жене и детям. Забыли они печаль об ушедшем и, не боясь за его судьбу под сенью обители, продолжали свои труды и дела милосердия. Миновало несколько лет. Никифор испросил у новгородского посадника Иоанна грамоту слободскую и, найдя подходящее пустое место, переселился туда со своими крестьянами-челядью, поставил дворы и образовалась новая слобода, вскоре же получившая название Ошевенской. Через шесть лет узнал об этом Алексий, поскорбев об удалении родителей из своего места, увидел в этом перст Божий и решился уже всецело отречься от мира. Игумен с радостью узнал об этом решении и постриг Алексия на 25 году его жизни в иночество, переименовав Александром. Свято исполнял новоначальный инок правила иноческой жизни и неутомимо трудился въ духовном делании, умерщвляя плоть и очищая дух от всякой греховности. Покорно исполняя возлагаемые на него послушания, преподобный Александр трудился на братию и неопустительно посещал богослужения, в молитве находя силы на новые подвиги. Все его любили в обители и видели в нем особого избранника Божия.


3. Создание преподобным Александром Ошевенской обители и подвиги его по ее устроению.

Через несколько времени преп. Александр просил у настоятеля благословения — сходить и повидать родителей, но тот отклонил его просьбу, указав, что иноку родителями являются все творящие волю Небесного Отца. Когда же, при этом, преподобный открыл ему и другую мысль — поискать места там для подвигов безмолвия — старец также отклонил, указав опасности и трудности уединения. Кротко покорился на время преп. Александр и еще более усилил подвиги воздержания, но потом снова просил благословения настоятеля. Настоятель уже не противился новой просьбе и охотно благословил инока, который, водным путем, скоро достиг г. Каргополя и Ошевенской слободы, где жили его родители. Огорчился Никифор, видя, что подвиги постничества отразились на лице его сына; равно и сын выразил свою горесть по поводу их удаления с родины. Чрез несколько дней инок хотел снова возвратиться в Кириллову обитель. Но отец просил до смерти его не уходить, и подвизаться около слободы, что может послужить спасение многих и увеличить его заслугу пред Богом. Предложение отца отвечало желанию самого Александра и он, охотно согласившись, со старшим братом, на другом берегу р. Чюрьюги, отыскал такое место, где мог бы подвизаться, и водрузил здесь крест, прося Божией помощи на создание храма во имя Святителя Николая Чудотворца. Когда, при этом, утомленные братья заснули, преп. Александр услышал дивный глас: «угодник мой Александр! Здесь, на приготовленном для тебя месте, куда ты был позван, устрой ce6е селение и спаси душу свою, многие чрез тебя спасете получать; ты же здесь обретешь покой во веки». Проснувшись, преподобный радостно воскликнул: «здесь, Господи, полагаю обет мой пребыть до конца жизни; пойду только в обитель принять благословение от игумена!» Когда же об этом чуде узнал отец преподобного, то, изумленный, рассказал еще, что на том месте уже издавна бывал видим необычайный свет и слышался звон неведомых колоколов. — Это еще более ободрило преп. Александра, который после сего, на время, опять возвратился в Белозерскую обитель. Встреченный с радостью, Александр был сделан клириком. Ему предложили принять священство, но он отклонил желание братии и просил у настоятеля благословения на основание новой обители. Старец, узнав о бывших при обретении места чудесах, благословил на этот подвиг преп. Александра, дав ему в благословение две иконы: Одигитрии и Святителя Николая, и отпустил с ним одного опытного инока. Быстро иноки отправились въ путь и, в самый праздник Рождества Христова, прибыли в пустыню. С молитвою поставил преп. Александр келью и, поручив наблюдение за работами отцу, сам, вместе с тем иноком отправился в Новгород.


Владыка Новгородский с любовью принял преподобного, благословил создание обители и, видя духовную зрелость его, рукоположил в иеромонаха. А боярыня Анастасия, вдова Иоанна, и сын ее Георгий, дали новой обители обширные владения. Анастасия хотела подарить даже всю область, но преп. Александр отказался, по своей нестяжательности и из нежелания обидеть родителей, завладев слободской землей. Радостно возвратился преподобный на избранное место и устроил храм во имя св. Николая Чудотворца, с трапезою. Мало- помалу к нему стали приходить иноки и иереи, и образовалось общежитие. Стали стекаться пожертвования, и преподобный богато украсил церковь на эти дары, устроил кельи и ввел монастырский порядок по уставу иерусалимскому. Каждому из братии определил он свое послушание, заповедал всем воздержание и молитву, покаяние и братолюбие и трудолюбие. Причем сам первый исполнял эти требования и своим примером, ободряя трудящихся, обличал ленивых. Число иноков при нем значительно возрасло; в состав братии им были приняты и пострижены 2 родных племянника, из коих одному он нарек имя Никифора, а другому — Порфирия; первый был келарем, второй —пономарем. Но, по неисповедимым судьбам Божиим, угоднику Христову привелось перенести немало и скорбей. Еще, когда он строил Никольский храм, сожительствовавший инок ушел и оставил преподобного одним. Когда же он постриг племянников, то братья едва силою не взяли сыновей из обители и жестоко поносили преп. Александра. Хотя кроткое слово преподобного успокоило разгневанных, однако, вскоре сами племянники глубоко оскорбили дядю-подвижника; они не захотели переносить тягостей иноческой жизни и самовольно удалились. Незадолго до сего скончались и родители преподобного. Невзгоды и труды подорвали здоровье и силы преп. Александра и он впал в расслабление. Хотя, после усердной молитвы, ему явился преп. Кирилл и, напомнив обет не уходить с этого места, исцелил его, однако преп. Александр уже предчувствовал близость своей кончины, которая и случилась вскоре.


4. Кончина прп. Александра

Преп. Александр скончался въ 1479 году, на 2-й день Св. Пасхи, 20 апреля, на 52 году своей жизни. Почувствовав приближение кончины, преподобный созвал братию и, поручив попечение о ней и обители старшему брату Леонтию, предрек, что вскоре будут приходить в обитель иноки, клирики и игумены, которые расхитят и разгонят собранное им стадо — но претерпевшие до конца спасутся. «Молебников себе имейте, — говорил он плачущей братии, — великого чудотворца Николая, и когда посетит вас скорбью, даст и доброго строителя. Вы же свято исполняйте монастырские правила, и тогда обитель ваша исполнится обилием духовных благ и множеством братии». Благословив каждого инока и приняв св. Тайны, преп. Александр мирно почил, тихо произнеся такую молитву: «Владыко Человеколюбче! сподоби мя стать одесную Тебя, когда сядешь во славе Твоей судить живых и мертвых и воздать каждому по делам его». И по смерти лицо его не почернело, свидетельствуя о чистоте его духа. Онъ был погребен по правую сторону алтаря в созданной им церкви. Последовавшие же чудеса ясно говорили о небесном ходатайстве почившего за призывающих его с верою и любовью. По преданно преподобный Александр был среднего роста. Волосы имел и небольшую бороду русые, густые, лицо его было «сухо», а кроткий взор его добрых очей сразу располагал к нему сердца обращавшихся с ним.

* * *

После кончины святого, как он и предсказывал, в течение восьми лет в его обители происходили нестроения. В монастырь стали приходить священники, клирики и миряне, которые, пожив недолго, уходили, забирая с собой из монастырского имущества кто что мог. Так святая обитель была разграблена, а ее земельные владения стали захватывать крестьяне. Наконец, при опустевших церквах осталось только пять иноков. Среди них был один, который, твердо веря в предсказание святого, убедил всех, что монастырь возродится. Вера старцев спасла их. Вскоре сбылось и остальное из пророчества прп. Александра: для его обители настали лучшие времена. Согласно общему решению старцев и мирян, с иноками поселился священник Варлаам, живший недалеко от обители. Сына священника, Матфея, выбрали игуменом.

Накануне этого события произошло чудо. Живший в обители Марк Спица удостоился видения. Он увидел себя в Александровой обители, которую обновляло множество плотников, строивших церкви и другие здания, и толпы народа, среди которого ходили три светоносных мужа: один в святительской одежде, с белыми волосами и круглой бородой; он благословлял крестом строителей. Другой старец с длинной седой бородой кропил строения и плотников. А третий, с седовато-русыми волосами и небольшой бородой, преподобный, кроткого, располагающего вида, кадил обитель. Затем все подошли к четвертому, самому молодому из всех иноку. В третьем старце Марк узнал прп. Александра, поклонился ему и спросил: “Кто эти светлые мужи и зачем они пришли?” Прп. Александр ответил: “Святитель — Николай Чудотворец, во имя его есть в обители храм, и святитель пришел посетить сей храм, ибо Господь заповедал угоднику хранить и снабжать место сие. Преподобный с длинной бородой — Кирилл Белозерский, учитель Александра, помощник его в жизни — пришел посетить место сие по прошению его. А молодой инок Матфей, который скоро будет игуменом изволением Божиим, и, если кто с терпением поживет на этом месте, получит милость от Бога”. Заповедав Марку не выходить из обители, прп. Александр и бывшие с ним стали невидимы.

Марк поведал об этом видении Иоакиму и другим. А когда об этом узнал Матфей, он не стал противиться и принял иночество с именем Максима от руки отца, который постриг и брата прп. Александра — Леонтия с именем Леонида. Тогда же (в 1488 году) Максим был возведен на игуменство и правил 42,5 года. При нем Ошевенский монастырь достиг высокой степени благоустроения. Милость Божия явственно почивала на игумене Максиме, при котором случилось немало чудес, явленных святым основателем обители. Слава об этом далеко распространилась и сделала монастырь широко известным. Тогда же по указанию Леонида иноком Корнилием было написано и житие прп. Александра. Игумен Максим скончался в 1531 году.

При следующем игумене Вассиане было начато строительство новой церкви во имя Николая Чудотворца вместо старой, обветшавшей. Постройка была завершена при Вассиане II, но вскоре обе церкви сгорели. Тогда же иконописцем Симеоном был написан первый образ прп. Александра, который сам заповедал это сделать, явившись одному старцу.

При преемнике Вассиана II Кассиане совершилось еще одно чудесное явление небесных покровителей обители. Каргопольский воевода Иван Михайлович Юрьев вознамерился ввести новую пошлину с монастырских владений, но получил отказ от прибывшего к нему по поручению игумена инока Евсевия. Это вызвало гнев воеводы. Но в сонном видении ему явились Святитель Николай и прп. Александр и запретили делать зло обители. Святитель сказал ему: “Если не покаешься — горе тебе”. И преподобный также грозил воеводе. В страхе боярин отвечал: “Не погуби меня, святитель, но другого не знаю, как называть”. На что Николай Чудотворец отвечал: “Ты не знаешь его, а хотел разорить его обитель; вот он пришел защищать труды свои и меня взял с собой — там храм в мое имя”.

На утро, когда Евсевий прибыл в город, священник домовой церкви боярина рассказал ему о случившемся. Воевода принял инока, просил извинить за грубость и дерзости и вручил ему дары для обители. В 1567 году иеромонахом Феодосием было составлено житие святого. При его составлении старец опирался на первое жизнеописание святого, на рассказы племянника прп. Александра Амвросия, других людей, знавших его. Перед тем, как инок приступил к написанию жития, прп. Александр несколько раз являлся ему. Так, однажды на святой неделе основатель обители, явившись иноку во сне, сказал ему: “Чадо Феодосий, иди в Великий Новгород, приими от архиепископа благословение и сан священства”. Феодосий стал отказываться. Тогда преподобный, взяв его за руку, обещал ему “некое воздаяние”, что впоследствии и исполнилось. Инок исполнил то, что повелел ему святой старец.

Спустя некоторое время среди братии начался ропот, и Феодосий к ним присоединился. Тогда прп. Александр явился ему во второй раз, стоя как бы посреди большой церкви, и спросил: “Ты не начальник обители?” Феодосий поклонился ему до земли и отвечал: “Что вопрошеешь меня, отче, у нас есть игумен, я же только священник!” Преподобный сказал: “Иди и скажи игумену твоему: всех душ попечение лежит на твоей душе. Тебе же говорю, оставь всякие козни и попекись о своей душе”. Феодосий пал перед ним на землю и со слезами воскликнул: “Ты, отче, будь мне наставник и учитель!” Проснувшись, Феодосий разбудил братию. Иногда он веровал, что истинно было ему явление преподобного, иногда же колебался. Но постепенно он убедился в этом и решил написать нечто из жития святого и о чудесах его. Однако, начав писать, он скоро оставил это дело.

В Пасхальные дни, после одной из вечерних служб, святой вновь явился во сне Феодосию. Прп. Александр, держа в руке прут, гневно произнес: “Для чего начинаешь дело свыше своей меры и потом с леностью оставляешь?” Феодосий со слезами стал просить о помиловании, говоря: “Отпусти мне грех мой, ибо я уже стар и не вынесу страха; если накажешь меня, не стану более называть тебя отцом и выйду из обители”. Преподобный, улыбнувшись, три раза коснулся старца прутом, и тот проснулся.

Скоро правая рука у Феодосия ослабела, пальцы скрючились так, что он едва мог сложить их для крестного знамения. Раскаявшись в своем согрешении, инок пришел к гробу преподобного, горячо помолился, а затем просил прощения у всей братии и молитв за него. Через некоторое время он почувствовал облегчение. Феодосий понял, что три удара прутом означали трехнедельную болезнь. С тех пор недуг стал проходить. В пятую субботу по Пасхе он вновь приступил к написанию жития и чудес преподобного, которое и окончил с успехом.

Житие было рассмотрено епископом Вологодским Варлаамом в 1578 году, и тогда же установлено празднование дня памяти святого 20 апреля по распоряжению митрополита Филиппа. А в 1667 году было установлено проведение крестного хода из Каргополя в Ошевенский монастырь, как заповедали прп.Александр и свт. Иоанн Златоуст, явившись одному крестьянину. Влияние обители на окрестных жителей было огромно. Во многом этому содействовали ее большие земельные владения, ибо жители монастырских сел осваивали у иноков взгляды на жизнь и смерть. В XVI -XVII вв. в Ошевенском монастыре были воспитаны будущие основатели своих обителей: прп. Пахомий Кенский, воспитавший прп. Антония Сийского, прп. Кирилл Сырьинский, священноинок Нифонт Кожеозерский и др.

Память прп. Александра Ошевенского чудотворца - 20 апреля/3 мая




Имя:*
E-Mail:


Основан в 2008 году