Святой источник
    Вход Регистрация
Специалист по обусторйству родников, святых источников


КолодецСтарики рассказывают: когда в июне 1703 года атаман “верных казаков” Захарий Алексеевич Чепега привел свое войско с Украины на место нынешнего Краснодара – к Архангельскому редуту, заложенному Суворовым в 1778 году, – здесь он нашел колодец свежей, вкусной воды. Отведав ее, атаман сказал: “Тут и быть казачьему граду!..”
Издавна вода на Руси – драгоценна и почитаема народом. Ее сила, целебность и красота воспеты в песнях, былинах, сказках. Животворная влага стала символом непобедимости, неиссякаемости народного духа. На северной русской земле, на Украине, на Кубани –везде у людей было уважение к воде. Это тем более удивительно, что не в пустыне, а в краях, где, казалось бы, воды в изобилии.

С заселением края во всех дворах с близкими подпочвенными водами появились “копанки”. “Копанка” – это неглубокий колодец, не обложенный кирпичом, со срубом из дощечек или сплетенным из хвороста. Из “копанки” и пили, и попинали огороды.

Строить колодец – дело непростое. Главное, конечно, изыскать средства да найти подходящего, толкового мастера-колодезника. А тут, к счастью, и срок приспел – благодатный июнь. Ведь только с 8 числа этого месяца в день Федора Колодезника – начинали копать колодцы на Руси. И копали до 30 июня, до Полу-Петра, когда уже макушка лета через прясла глянула. Вот мастер найден, о цене договорились – ударили но рукам. И он, знаток своего ремесла, с напарником приступил к выборке грунта, занялся рубкою колодца. На целый штык уходила лопата в землю; ею наполнялись ведра и вытаскивались на свет белый. Чем глубже уходил мастер в недра земные, тем работа шла медленнее и сложнее. Много дней подряд рылась шахта. Наконец-то добрались до первого водоносного слон –первого живого родника. Его заткнули паклей. И колодезник повел работу дальше - до второй жилы, до третьей, до четвертой. Дабы колодец имел долгую жизнь, хорошо наполнялся и не отощал, не опустел даже в самую засушливую пору степного южного лета, нужно добраться до шестого родника. Когда все родники нашли, начиналась обкладка колодезной шахты жженым огнеупорным кирпичом. Медленно, основательно велась кладка: мастер работал не за страх, а за совесть. Не дай Бог случайно напортачишь, снебрежничаешь – на век целый позору наберешься! Худая слава пойдет гулять по миру. Людям в глаза стыдно будет смотреть... Медленно кверху росло за первым кирпичным сине-каленым кольцом –второе, третье – и так на всю 5-6-метровую высоту. Если прежде работа шла вниз, то нынче – идет вверх, к дневному ласковому свету и теплу. Вот уж мастер вывел кладку к самой поверхности. Ступил на землю. И подгоняет кирпич к кирпичу не спеша, прочно да ладно -на века дело делает. Колодезный надземный ободок выкладывается особенно старательно и красиво. Вот последний кирпич уложен, подог пан до миллиметра, и сруб, сцементированный, готов. Шабаш! Колодезника опускают на вороте вниз, в холодную и сырую глубину, чтобы он извлек “пробки” из родниковых жил, дал им волю. Зажурчала, закипела, изливаясь в колодезный кувшин, ледяная животворная вода. Быстро наполняется шахта прозрачно-чистой, студеной влагой, чтобы отразить в себе, как в зеркале волшебном, днем –синее небо да веточку старого клена, растущего рядом, а вечером, когда земля притихнет и присмиреет, –первую яркую высокую звезду... Все жители поздравляют мастера и благодарят...

Лето 1892 года на Кубани было опустошительным свирепствовала холера. Тысячи людей умирали. Все средства борьбы с поветрием были исчерпаны. И вдруг эпидемия пошла на убыль. Местные жители в честь избавления от холеры решили на копеечные, кружечные сборы построить Братский колодец (в районе нынешнего кинотеатра ”Аврора”). Долгие годы собирались деньги. Только 10 июня 1901 года он был открыт. Неизвестно, во сколько обошелся он жителям. Но, например, на строительство колодца в станице Крымской было пожертвовано 1233 рубля 50 копеек. Здесь же при Братском колодце была построена часовенка. С июля по сентябрь сотни, тысячи подвод, ярб, груженныхпшеницей в мешках, тащились по знойным дорогам в Екатеринодар: везли зерно на ссыпки. Утомленные, разгоряченные хлеборобы останавливались, пили ломящую зубы студеную воду, поили лошадей и быков и, отдохнув, ехали дальше, к хлебному рынку. Слева, если посмотреть на город, крутились три ветряные мельницы, а за ними были ссыпки

Вначале, говорят старожилы, над колодцем был журавель, которым черпали воду из многометровой глубины. Позднее журавель заменили воротом. В дальнейшем колодец пришел в запустение и в конце кон нов был засыпан. Сейчас даже место его расположения забыто.

Встретил я однажды екатеринодарця Максима Гордеевича Хорошуна, спросил:

–А что, Максим Гордеич, никак пили из Братского колодца? Седые брови старика вздрогнули, глаза сверкнули голубым светом:

–Як же, сынок, пи-ил! Добрая была в нем вода, холодная. Летом стакан воды сразу не выпьешь... Помню, как Врангель наступал, а я с дедом молоть ездил к Кирпилям, на хутор Казачий. Жил там один знакомый, у которого мой дед колысь корову купил, вот они и стали друзьями... Запрягли подводу. Дед и кажет: “Доидымо до Братского колодца –там и напоим лошадей”. Вожжи привязывали до ведра, вытаскивали из колодца, лошадей напувалы и ехали через сады. Дорога через сады блище, а через мост – дальше... Ото як едешь на Титаровку, справа от дороги, сразу же за трамвальным депом, возле кургана и был тот колодец...

–Спасибо, дедушка.

–Та, пожалуйста, пожалуйста, –улыбается старый. А про себя думаю: напрасно засыпали колодец. Теперь он был бы для нас напоминанием о живших в старину добрых людях и о тяжелой трудовой доле кубанских хлеборобов.

Не засыпайте старые колодцы!
Они, питаясь силой родников.
Вливали бодрость в жилы казаков –
Поили, не скупясь, землепроходцев.
Дед родниковой
Смахнет рукою капельки с усов,
Из ведра напьется.
На вас посмотрит, внуков сорванцов.
И посветлеет ликом. Улыбнется.
Усмешку пряча в сивой бороде,
Как зерна в плодородной борозде.
Погладит вас корявою ладонью.
Заветное припомнит что-нибудь.
И, солнечной облитая латунью,
Вдруг оживет его сухая грудь.






Основан в 2008 году